<<– За Наукино
 
 – Что Вы имеете в виду?
 – Что имею, то и введу.
(Любимая прибаутка Бобра в те годы, о которых пойдет речь ниже)
 

Введение


 

Вечером приезжает Глеб. В последнее время есть у нас такая традиция - он удовлетворяет мою страсть к хорошему бельгийскому пиву, материализуя три - четыре бутылочки благородного напитка, ну а я угощаю его чем-то экзотическим - хинкали, узбекский плов, либо домашняя выпечка, причем все исключительно собственного приготовления. Это реквизиты, так сказать, а главное, конечно же, беседа.

В студенческие годы независимо от начальной темы разговора в конце все свелось бы к женщинам. Это аксиома. Не буду врать, и в те времена были периоды, когда мы вообще не думали о женщинах. Все три периода матча СССР-Канада, например.

Сейчас же все сводится к воспоминаниям о молодости, точнее к тому ее отрезку, которую характеризует простое и понятное каждому россиянину слово "Физтех".

– А помнишь, как ты Серегины штаны перешил, чтобы вечером поехать на свидание? Ха-ха-ха.

– Конечно помню, никогда не забуду выражения его лица утром, когда он пытался натянуть их на задницу, причем по длине они были ему как шорты. Хо-хо-хо.

– А помнишь, как Димка жаловался, что его халат все больше и больше пахнет гуталином? Ха-ха-ха.

– ??? Не помню, Глеб…

– Ну, это когда ты свои ботинки рукавом его халата по утрам натирал, еще хвалил, что гораздо лучше бархотки. Ха-ха-ха.

И тут я вдруг с ужасом понимаю, что забыл. Подсознание помнит что-то такое, а вот сознание уже нет. Это когда мы втроем (Глеб, Шура и я) встречаемся и вспоминаем наш велотур от Пятигорска через весь Кавказ по Военно-грузинской до Тбилиси, затем Сухуми и Сочи, полторы тысячи км, половина по горам. Картина примерно такая же:

– Шура, а ты помнишь, как мы ехали среди отары, а овцы подпрыгивали и выхватывали булки у нас из рюкзаков?

– Нет…

– А ты, Вов, ты-то помнишь, как грузин из забытого богом горного села в окрестностях Казбека, приютивший нас на ночь, показывал сундук, полный писем от людей со всего Союза, которые у него останавливались?

– Нет, напомни…

– Глеб, а ты не забыл, как лежал ночью с температурой под 40 в летнем кафе на пляже в Сухуми, а мы с Шурой бегали в поисках лекарств?

Молчание было ответом.

Мудро когда-то заметил Олег, что мемуары надо писать не тогда, когда уже все забудешь, а тогда, пока еще хоть что-то помнишь. Вот на этой ноте я и постараюсь освежить в памяти некоторые события нашей студенческой жизни. Заранее предчувствуя необходимость максимально точного раскрытия сути описываемых далее моментов, вынужден ввести три универсальных термина:
1. ххх – он, плюс все производные от него (очень плохо, человек, получивший огромную эмоциональную нагрузку и т.д. по смыслу);
2. хххххх – внезапное ощущение полной безнадеги;
3. ж.. – парадный вход на рабочее место проктолога.

Тех из нас, кто предпочитает фразу "парашют не раскрылся и меня охватило чувство полной безнадеги", я посылаю на ххх и отправляю читать Бунина, а кому милее "парашют не раскрылся, и я понял, что это хххххх…" может смело погружаться в воспоминания о тех прекрасных годах, омраченных лишь необходимостью сдавать экзамены и питаться в рабочей столовой.

Все претензии по стилистике и орфографии не принимаются, т.к. ничего длиннее собственной подписи в протоколах о нарушении ПДД за последние 20 лет не писал.

Что же касается искажения исторических фактов ради усиления эмоциональной составляющей, тут беру всю ответственность на себя.

Апологетам четкого и последовательного развития событий в пространственно-временном континууме сразу предлагаю читать "Войну и мир".


По волнам моей памяти

– Олег, а ты помнишь, что делал вечером 31 декабря 1965 года?

– Конечно! Я ел конфеты с мандаринами и запивал газировкой!

Хм, хорошо.

– А что делали вы вечером 31 декабря 1977 года?, – спрашиваю я у значительной части 557 группы.

– Ну, сначала мы пили шампанское с водкой и заедали оливье, а потом применяли на практике приемы рукопашного боя в общаге МИИТа!!

Что ж, тоже неплохо.

– Сеня, ну а что делал ты вечером 31 декабря 2012 года?

– Я пил виски и заедал его бигмаком и остатками Рождественской индейки!!

Ответ четкий и ёмкий.

А теперь я выдерживаю эффектную паузу и спрашиваю сразу всех:

– А что вы делали, господа, 17 января 1978 года?

И где тот пафос, где раздутые щеки? Я вижу лишь смятение на лицах, и жалкие попытки активировать серое вещество путем образования морщин в лобной части головы, но все тщетно.

И как шахматист, объявляющий сопернику мат, я говорю в полной тишине четко и громко:

– А вот я прекрасно помню, что вечером 17 января 1978 года мы с Димкой пили водку и закусывали ее вареной картошкой с квашеной капустой, горланя при этом под гитару:

"А в Африке повысохли все клумбы
Четыре года не было дождя
Убили, гады, Патриса Лумумбу,
Убили, гады, нашего вождя…"

"Вот это память", – завидуют мне друзья…


Я помню, как все начиналось,
Все было впервые и вновь…

Ну, тех, кто интересуется технологией строительства лодок, отсылаю к Макару. А здесь будет про мою первую встречу с Серегой.

"Что еще за Серега?" – спрашивает читатель, далекий от нашего курса. Возникает неловкая пауза, но что я могу ответить? От неуместности и бестактности вопроса спазм перехватывает горло. И тут простая и яркая мысль дает единственно верный ответ:

– Легенду № 17 знаешь? Так вот, Серега - это Легенда № 217 в рамках нашего курса!!
Разница только в том, что у Валерия Харламова - 17 на свитере, а у Сереги - 217 на двери общежития №2 ФФКЭ!

Только краткое содержание всех его похождений переполнит жесткий диск вашего жалкого компьютера.
Индиана Джонс с Джеймсом Бондом за всю свою жизнь не испытали и малой толики тех опасностей и приключений, которые Серега умудрялся намутить на свою ж.. за один семестр, причем редко кто не разделил с ним хотя бы малую часть его подвигов.

Итак, август 1975 г., 3-й этаж общаги №2. В комнату из раскрытого окна вдруг врываются звуки ударов об асфальт баскетбольного мяча и многоголосый гвалт: "кидай, отдай, беги, хватай…".
Выглядываю. Внизу баскетбольная площадка, на ней жаркая спортивная борьба. Мне сразу становится ясно, что группе студентов в спортивных костюмах численностью до 7 человек противостоят два абитура в рубашках, брюках и цивильных ботинках. Но что-то мне подсказывает, что конечный результат будет не в пользу голосящего большинства. Филигранная техника, потрясающий дриблинг, фантастические передачи и точные броски этой парочки просто завораживают.

Забравшись на подоконник, я начал громко поддерживать своих кумиров, а по окончании матча, выигранного с подавляющим преимуществом, предложил мастерам зайти ко мне и продегустировать бутылочку кагора, случайно оказавшуюся в тот вечер на трибуне. Такое развитие событий было воспринято спортсменами с неподдельным интересом, и вот мы уже общаемся, потягивая сладкий монастырский напиток. Оказалось, что ребята - кмс по баскетболу, играли за юношескую России и просто забыли предупредить об этом оппонентов.
Позже я часто смотрел на игры нашей сборной в студенческом чемпионате Москвы, но запомнил только яркую игру Серёги, да 100%-ные броски со средней Витька Сиднева с ФАКИ.

Потом мы поступили, поработали штукатурами в фойе ГК (с тех пор ремонта там вроде и не было, мы сделали все на века!) и, наконец, поселились в комнату 217.
 


Побег из Шоушенка

Странная была у Серёги фишка раскрывать себя лицам женского пола через своих друзей, т.е. нас.
Прям как Гоша в Москва-слезам-не-верит. Ну, не всем, конечно, они у него менялись через день, и от таких презентаций мы бы банально спились.

Суббота, Зюзька. Сегодня вечером Мише, Игорьку, Сережке (не путать с Главным героем) и мне предстояло важное мероприятие – слиться в едином коллективе с дуэтом Серёга + N в ресторане "Лабиринт", что на Арбате, и показать N всю многогранность внутреннего мира ее избранника.

В зал мы вошли первыми, все в костюмах, галстуках и начищенных ботинках. Кто-то из нас даже с дипломатом. Заняли столик, заказали 0,5 столичной, ждем.

"Не ошибся ли я с литражом продукта перегонки на столе, – спросит кто-то робко, – ведь много воды утекло с тех пор?"

На провокацию стараюсь не поддаваться, ибо вопрошающий просто не понимает всей ответственности мероприятия.
Дело в том, что N - дочь высокопоставленного члена правительства, а выбор "Лабиринта" обусловлен лишь близостью ее проживания, проще говоря, ее дом через дорогу.

Приходят виновники торжества, мы галантно представляемся, по очереди целуем даме ручку, отчего ее щечки становятся пунцовыми.

– А как вам выставка Ван Гога в Пушкинском, мадам? Через служебный? А мы 6 часов, как все, но "Прогулка заключенных" того стоит…

– А ваши впечатления от Малой Грузинской?..."

– А "Сатира", а "Таганка", а что нового в Оперетте? – подхватываю я.

– Ну, Третьяковка – не Эрмитаж, тут и спорить не будем, хотя отдельные полотна…

Серегина улыбка заканчивается где-то у затылка, он горд за себя и своих друзей, которые держат нож в правой руке, а вилку в левой!!!

N тоже умиляется, до чего приятные мальчики, умные, начитанные, видимо, совсем непьющие, поскольку бутылка на столе почти не тронута, а мы уже слегка под chauffe.

Торжественная часть закончена, голубки идут на танец, Миша потихонечку подливает в рюмки под столом из очередной бутыли, вынутой из дипломата и аккуратно туда же спрятанной.

А вот теперь спрашивай, умник, почему же только 5 по 0,5 в нашем чудесном дипломате, ведь весь твой опыт подсказывает, что их можно вместить аж 7!
Отвечаю, склеротик, 7 - это чебурашек: боком 4 и 3 навстречу, а длинноносых водочных - тупо 5 вертикально!

Мероприятие подходит к концу, разливаем по последней из легальной на столе, расслабляемся и готовимся достойно оплатить счет и даже эффектно в присутствии дамы кинуть мелочь на чай.

Будь на месте Сереги любой из тогда еще 4 миллиардов, проживающих на этой грешной, независимо от цвета кожи и разреза глаз, вечер бы закончился банальным: пока-метро-каховка-далее-пешком-Зюзька. Но только не с Серегой!

Внезапно у нас на столе появляется бутылка шампанского. Игнорируя источник происхождения, выпиваем. Позже оказалось, что от грузин, но то ли официант перепутал стол, то ли грузины нас с кем-то спутали, это уже не имело значения.
Наш ответ был не менее достойным и решительным. Короче, пошел туда-сюда шампанско-коньячный бартер под названием "от нашего стола - вашему столу".
Потом была лезгинка и сулико, потом что-то пытались петь на грузинском.

Потом принесли счет и слово хххххх четко отпечаталось в наших замутненных головах…

Сейчас уже никто и не вспомнит автора той простой, но великой фразы: "Мужики, уходим по одному, я - первый", но встречена она была в нашем узком кругу всеобщим одобрением. План действий прост, как замена колес в "Формуле 1": пустая посуда из дипломата - под стол, полезный объем заполнен остатками салатов и отбивных.

Помните, как оркестр заканчивает концерт, и музыканты в определенном порядке покидают сцену, а оставшиеся продолжают играть? Тогда ничего не объясняю. Жаль только, что Серёга с подружкой не входил в состав нашего оркестра, а был скорее дирижером, которому предстояло откланяться перед благодарной публикой в гордом одиночестве.

Они так были увлечены собой, что вернувшись за столик, не сразу заметили наше отсутствие. Чуть позже, заподозрив неладное, Серёга посмотрел на счет, посчитал разницу между оставленной нами (все, что было, извини!) и требуемой суммой и понял, что встретимся мы точно не сегодня.

Наш мозг устроен таким образом, чтобы минимально работать. Вот лежишь ты на диване, вперился в телевизор, щелкаешь каналы и думаешь, как культурно отдыхаю! А на самом деле отдыхает мозг, он и команду телу дает поменьше двигаться, чтоб не напрягаться, анализируя состояние твоего вестибулярного аппарата, рук-ног всяких, да и канал выбирает самый тупой, чтоб не обрабатывать всякую дурь, идущую через глаза и уши.

Вечером сидишь с пивком, а мозг тебе: "Вовка, а ну спать!" "Да я бы еще посидел, пивка ..", – пытаюсь я возразить. – Спать, сказал!
И ты плетешься в кровать. Мало того, что днем ни черта не делает, еще и всю ночь отдыхает.

И не надо наивно полагать, что утром он начнет работать. Все действия ты выполняешь автоматически по отработанному алгоритму. Встал, оделся, умылся, побрился , позавтракал, вышел, лифт, транспорт, работа,.. пока все гладко, мозг сачкует.
Вдруг, бац! Пена для бритья закончилась!! Вот только тут мозг включается и говорит: "Вова, запасной баллончик на такой-то полке" - и опять отдыхать. Потом херак - лифт не работает, мозг на секунду врубается: "Вова, придется пешком" - и опять сачковать, а ты прешься по лестнице.

У меня даже есть доказательства, что при определенных обстоятельствах отключение головного мозга никак не влияет на работу определенной категории людей, активизируется лишь спинной мозг и седалищный нерв. Примеры? Пожалуйста: госдума, правительство и прочие наносколковы.
Стерхи, амфоры и комбайны мозгу интересны, тут он активен.

Открываю глаза. Светает. Мозг отдыхает, могу только смотреть и слышать, анализировать не могу. Потихоньку потряхиваю головой, не помогает. "Ну что ж ты, скотина такая…" – не успеваю я закончить, как он внезапно активируется и дает четкие команды – встал, оделся, воды стакан, еще стакан, до свиданья – и на улицу.

Первый же прохожий алкаш дает ценную информацию: я в поселке Северный.
Правда, Веня Ерофеев учил нас, что никогда нельзя доверять мнению не опохмелившегося человека, но что-то мне подсказывало, что он искренен в стремлении дать верные координаты.

Мозг довел меня до платформы "Долгопрудная", ну а до Зюзьки я уж как-нибудь сам.

Захожу в комнату, а там все члены группы поддержки в полном составе, да плюс пивко, да всякая снедь ресторанная. Сидим как на похоронах, ждем Серегу. Попытки сделать еще более скорбные лица приводят лишь к очередному взрыву хохота.

Вдруг в коридоре слышатся шаги командора, громко хлопает дверь, заходит…

Медленно оглядывает комнату.

И тут его взгляд останавливается на мухе, сидящей на стене. Весь его интерес прикован к насекомому, мы для него даже не нулевые флуктуации поля, мы просто вакуум, нас нет.

Пауза затягивается.

И вот наступает тот критический момент, когда наше желание познать дальнейшее развитие ночных событий достигает максимума, а его возможности по сдерживанию желания поделиться с нами своей ролью в урегулировании сложной ситуации достигают минимума.

- Пивка, Сереж?..

Берет молча, не глядя на подающего, делает несколько жадных глотков. Мы с пониманием переглядываемся - ночь была бурной.

Я не буду пересказывать события той страшной ночи в изложении Сереги, мне тут не нужны ни инфаркты, ни инсульты, вызванные многочисленными погонями, драками, стрельбой и автомобильными гонками. Про такие мелочи как сломанная мебель, разбитые витрины и травмы разной степени тяжести у официантов я даже не упоминаю.

Хочу оставить все так, как есть. Почему? Ответ дальше.

 Надо бы музыкальную ссылочку вставить.
 Напрашивается одноименное  "По волне моей памяти" -->>
 Но вставим не напрашивающееся – "В темноте""Ногу свело" -- "В темноте"

    Продолжение следует -->>
Физкультпривет из общаги № 2 -->>    
  Шесть счастливых лет -->>  

 

<<--  За_Наукино
 

 

Hosted by uCoz