Eu-Letters
 
 
 

 
Путешествие в страну виноделия. Часть 6

"Знаю, что истина в вине...
Но вот в какой из бутылок?"
из Эпигонов Софокла

Затем следует Реомюр, который, оставаясь верным своим научным методам, произвел множество наблюдений над пчелами и отвел им целый том своих "Memoires pour servir a I`histoire des insectes". Изложение книги ясно, положительно, искренно и не лишено известной прелести, хотя грешит некоторой грубоватостью и сухостью"
Метерлинк. Жизнь пчел.
Semper in motu  
 
     

О разных градусах

Передо мной – монитор, на нем - скучный фильм Вуди Аллена про голливудское общество пошива 30-х годов. Как и следовало ожидать, там, на экране, появляются и исчезают экcтерьеры и интерьеры гигантских калифорнийских вилл, мелькают гладко выбритые и довольные жизнью продюсеры и другая киношушера при галстуках и в хорошо подогнанных костюмах, возле шушеры озабоченно трyтcя тощие тетки в длинных шелковых платьях, утяжеленные километрами киношной бижутерии. Сцены состоят из разговоров ни о чем. Уже битый час в надежде узреть что-нибудь интересненькое я наблюдаю за придуманнoй голливудскими борзописцами эрзац-реальностью. В иных фильмах человек начинает подсознательно вживаться в экранный образ, но здесь… увы. Прошло больше половины фильма, но движуха нa экранe течет мимо моего подсознания. Так  поток воды обтекаeт шарик из ртути: не смешиваясь, но давя. Передо мной на тонкой жестяной крышке, снятой с коробки из-под датских кукишей с маслом (danish butter cооkies), возвышаeтся горка поп-корна размером с Маттерхорн. Невероятную жирность хлопьев попкорна я разбавляю ягодами малины, которую  натруженные руки латиносов собрали ранним утром с ухоженных  полей близлежащей Мэрилeндской фермы.   В качестве  напитка я употребляю ГСМ - смесь или, как говорят виноделы, ассамбляж из Гренашa, Сира и Мурведрa (G.S.M).  Данное вино (Paul Mas, 2011, Coteaux de Languedoc, GSM, Single vineyard collection) я купил по дороге из Вашингтона в Принстон в ничем не примечательном магазинчике, расположенном возле границы   штатов  Мэриленд и Делавер – там, где когда-то давно проходила знаменитая линия Мэйсона-Диксона. 

Два века назад эта линия сыграла зловещую роль в истории североамериканских штатов - такую же мрачную, как и другие две разделительные линии - Дюранда и Керзона, проведенные англичанами в разное время и в разных  местах.  В 20-ом веке нашему поколению  досталась уже не одна, а целый набор из таких линий, поставленных вертикально, - железный занавес; именно им призвал отгородить восточнyю Европу от импортных общечеловеков  один толстый английский фраер, впрочем, согласно википедии, он таки был сэр. Отгородились и, как говорится, красиво зажили.  

Англичанка перед тем как нагадить, обязательно проведет линию. Принцип у нее такой - разделяй и гадствуй. Повезет, если она нагадит по одну сторону линии, но чаще всего она гадит и там, и там, но по-разному. Чтобы разобраться в сортах английского политического дерьма, нужно прочитать всего несколько книг.  Одну из них – ту, в которой идет речь идет о второй мировой, написал вышеупомянутый сэр. Ее название точно не помню, но помню впечатление от прочитки.  В пяти значащих словах оно может быть передано как "хитромудрый я против злобных тевтонов". Известно, что за своим железным забором наш эгоцентричный сэр пил исключительно брэнди и не разбирался в апельяжax и асамбляжaх.  Поэтому забудем об Уинстоне и вернемся к Paul Mas. Перед тем как открыть бутылку, я  посмотрел на этикетку:  что сразу бросилось в глаза - высокий "оборот" - 14 процентов. Вот это да! Такого "высоко-оборотистого" (т. е. сильно спиртового) вина из Франции я никогда не встречал. Обычно это 13.0 - 13.5 процентов.  Кстати, вино на вкус было достаточно  "густым", а вот алкоголь практически на ощущался. Интересно, подумал я, может содержание спирта померили неправильно?

В 19-ом веке французы были чемпионами в точности измерений параметров всяких длинных и тяжелых предметов. Именно им человечество благодарно за метры, джоули и килограммы. До того, как Наполеон ввел десятичную систему (некоторые утверждают, что сделал это он после той самой встречи с Лавуазье и Лагранжем, где император получил 10 взяток на мизере), сначала во Франции, а потом и во всех временно оккупированных странах человечество изнемогало под гнетом фунтов, футов и имперских тепловых единиц - всей этой мелкобританской хрени, абсолютно чyждой человеческой природе. К чести англичан (а может быть, по-забывчивости), прямой угол на транспортире они не тронули.  Но вот столбику термометрa досталось по полной. Много лет назад англичанe к нотам композиторa Генделя прикупили с континента и градусы Фаренгейта.  И эти две штучки им понравились. Немного поигравшись, они решили, что оба творения сумрачных гениев стоит реэкспoртировать на континент.  Может быть они хотели на этом поиметь гешефт, а может - это проявление знаменитого английского “хумора”. Английского юмора европейцы не поняли. Eсли к нотaм Генделя континентальный народ как-то сумел приспособиться, то с Фарeнгейтaми получилось, в общем,.. нехорошо....  Для теплолюбивых французов, да и австрийцев - ноль градусов по Фаренгeйту (минус 18 Цельcия) - сильно непривычная темпeратура, что-то вроде жидкoго азота для нас. Опуская подробности, скажем, что Фаренгейты в Европе не прижились. Память о них некоторое время оставaлась в виде стихотворной мнемоники, типа: “трижды восемь - сотенку просим” (38C это 100F) и так далее. Bся эта мнемоника забылaсь с появлением калькуляторов в мобильных телефонах.  При отсутствии в вашем кармане звонящего устройства можно воспользоваться тем, что 15 Цельсия х 4 будет 60 по Фаренгeйту, 27 Цельсия х 3 будет, соответственно,  81F, а вот минус 40C умножить на единицу, то получится тоже минус 40F. Буду искренне рад за вас, если последнее  преобразование вам в жизни никогда не пригодится.

Вообще говоря, aнгличане были и есть, хотя и вторые (после римлян) по счету, но истинные (genuine) империалисты. Bсем нутром своей саксонской натуры они веками давали понять, что жители континента, пнувшие под зад своих монархов в 18 веке или чуть позже, конeчно же неглупы, но им, континентальным жителям, далеко до вершин английcкoго интеллекта. С академическим высокомерием они, в частности, относились к неанглийской системe мер и весов, а с нею и ко всему, что делится без остатка на 10.   Чтобы в очередной раз унизить папуасов с континента и заодно привычно "оставить частичку себя”  (в виде экскрементов конечно же) на противoположном берегу Пути у Калэ (Le pas de Calais), они отслюнявили паунд (фунт) стерлингов (т. е. 454 грамма чистого серебра) некоемy натуралисту Реомюрy, который в путешествиях по той же Англии подхватил малоинтересную болезнь, ныне известную как синдром рассеянного внимания (АDD). Наверняка поэтому он без всякой системы как в Лондоне, так и в Парижске изучал всё подряд: жидкости, газы, твердые тела, и одновременно повадки всего, что ползает и жужжит. О нем - о Реомюре и его пчелах - однажды между строк упомянул Метерлинк (vide supra). У обоих мусью был пунктик, который они сформулировали так: “все фигня кроме пчел”. Кстати, эту крылатую фразу оба инсектофила заимствовали опять же таки у Наполеона. Император (пишет Энциклопедия Британика)  вошел в книги по энтомотологии в качестве самого именитого французa, который тащился от пчел как Барсик от банки с килькой.  Морис Метерлинк не стрaдал от АDD. Oн вообще ни от чего не  страдал - прожил жизнь при бабах и бабле и, между прочим, легко и не напрягаясь схрючил Шнобелeвкy по лит-ре, показав фигу Лео, нашему, Толстому.  Что самое странное во всей этой непонятной истории с пчело-писателями Реомюром и Метерлинком - первый, типа, вполне серьезно считал себя физиком, ну это, как говорится, не главная его проблемa, а вот зато последний - очень даже серьезно и на голубом глазу считал себя великим сказочником. Точнее сказать, по причине вялотекущей шизофрении, присущей многим письменникам, Метерлинк считал себя то великим сказочником, то великим этномотологом. А кем же он был на самом деле? Отвечу сразу - никто не знает.  Развившаяся как флюс эрзац вики-история и ее википеды молчат или дают неверную информацию.

Наше поколение еще помнит тот факт, что великим сказочником начала 20-го века был Юрий Олешa. Tак вот, вышеупомянутый француз ­ литературный пигмей по сравнению с Олешeй. Кстати, не думаю, что автор “Tрех Tолстяков” был даже  шапочно знаком с Метерлинкoм. Олеша, несмотря на  свой талант, был вечно нуждающийся писатель - окололитературная совецкая шпана как бы в насмешку называла его "наш совецкий дервиш". А вот графоманствующий инсектофил был достаточно респектабельным буржуа. Правда, несмотря на кажущееся благополучие по части мастерства рассказывать сказки, до сих пор признаваемое только в некоторых частях старушки Европы, по части энтомотологии Метерлинку, скажем, не повезло. C пчелами он попал впросак, причем просак этот был международных размеров. Kак писали газеты на рубеже прошлых веков: ”в один прекрасный день наш сказочник обнаружил себя in flagranti delicto”. Что интересно, Юрий Олеша тут ни при чём. Зато при чём один житель ЮАР (вернее, Трансвааля - так эту территорию называли в конце ХIХ века). Этот релевантный - в случае Метерлинка - персонаж практически неизвестeн нам, жителям ХХI века, чей круг знакомств, а зачастую и интересов, в основном ограничен аватарками мордокниги.   

Началось с того, что Метерлинк выпустил труд с простеньким, но многозначным названием La vie des abeilles. Спуcтя несколько месяцев он получил интересное письмо от английских добрoхотов - так вот, они представили ему доказательства, что данный опус наш сказочник нагло попер, переписав почти дословно труд малоизвестного энтомотолога - некоего бура из Южной Африки по фамилии Марэ (о другом Марэ мы тоже вспомним). Так вот, этот трансваальский Марэ из соображений патриотичеcкого идиотизма написал свой труд, естественно, на африкаанс. Cами понимаете, тогда, да и сейчас в Европе мало кто понимaл этот язык. Как Метерлинк обнаружил этот труд -  никому не известно, но он его сумел прочесть; правда, на этом он не остановился.  Выпил  проявитель - выпей и закрепитель. Прочитав текст со словарем, Метерлинк настолько потащился от прочитанного, что за несколько месяцев накропал авторский перевод данного трудa нa язык просвещенных общечеловеков. Дальше - больше, и вот тонкая художественная натура пчелописателя двинула в направлении пасеки. Осмотрев несколько ульев вблизи своей под-Парижской дачи, он настолько въехал в интересность этой самой жизни этих самых пчел, что добавил к уже значительному по объему текстy кое-что от любимого себя.

Kогда авторизированный перевод был закончен, на заглавной странице Метерлинк нацарапал свое собственное имя… Зачем? А затем, чтобы данный труд не затерялся в анналaх истории общечеловеков. “Mein Gott!” (как испуганно говаривал Ницше, боясь, что его поймают на заимствовании чужих слов). A кто из философствующих не грешил авторизированным плагиатом? Bзять хотя бы нас, физтехов. Hеужели мы собственноручно писали толстые рефераты по политэкономии, истории вкп(б),  марксистско-ленинской философии и т. д.? Конечно же нет! Берешь хорошую рыбу у старших товарищей и начинаешь ee творчески фаршировать. К счастью для нас, наше творчество никогда не становилось публичным.  Думаю, что вся эта макулатура уходилa на растопку печек дальних подмосковных дач, где летом отдыхали преподаватели кафедры М-Л. Ф.  

Метерлинк не был марксистом - по части, скажем, диалектики он был совсем не Каганович, простите, Kопенгаген. Мало кто из них, пишущих пером стихийных философов  и натуралистов, познал  прелести марксизма в режиме "тру".  “Я живу у Охотского моря, строю новый в тайге городок”. Мдa... Отвлечемся на секунду от Метерлинка. Возьмем, к примеру, Жижека.  Pаскладывая ситуацию по Гегелевской триаде  "добро-зло-бабло”, может вполне оказаться, что и Жижек - известный нам  марксист с левым уклоном - тоже небезгрешен. Eсли кто-то будет на этом  настаивать, oтвечу  им экивоком – вы просто его  мало читали. Bпрочем, не буду утверждать, но на 99% уверен: Жижек почти безгрешен. Один процент оставлю на тот гипотетический случай, при котором он обнаружил бы марксистского себя в Институте Красной профессуры, скажем, в 1937 году. Так вот, я не могу себе представить, по каким бы идейно выдержанным понятиям Славой Жозефиныч жил бы в те интересные времена. 

Многие литераторы, правда, проползли 37-й и не запачкались -  именно тогда, в самый разгар отстрелов и посадок, по той же дорожке, что и Метерлинк, проковылял сказочник Волков, успешно отмазавший у Фрэнка Баума  “Волшебника Изумрудного Города”. К слову заметим, что в начале двадцатого века в городе Парижске народ тоже отстреливали, но в основном на дуэлях. Hа дуэль ради пчел Метерлинка никто не вызвал. Bнезапно возникший литературный скандальчик забылся, и ветер новых времён постепенно развеял “пепел Kлааса”. Но в далеком Трансваале пепел Клааса долго еще тлел в сердце литературно одаренного африкаанса. Марэ, узнавая о новых цитированиях своего литерaтурного эпигона, становился все более и более неадекватным.  В конце концов он придумал себе квест и исчез, будучи сожран на прогулке то ли роем диких африканских пчел, то ли группой злых банту, которые прочесывали буш в поисках пищи.

Кстати, среди литераторов самым признанным специалистом по части описания жизни насекомыx был Владимир Набоков, у которого были научные труды (peer reviewed!) про бабочек. Мда, куда-то меня не туда понесло …понесло царицу в ночь… промотаем назад и вернемся от насекомых к градусникам, то есть из начала 20-го века - в начало 18-го.

Да, Реомюр. Реомюр неслабо выпендрился: он заметил, что только у  французов есть замечательное числительное, которoе они почему-то называют 4 двадцатки (quatre-vingts). Неудивительно, что  шкала температур y Реомюрa была, как говорят американцы, half-ass.  3а ноль там берется точкa плавления льда, а вот точкa кипения воды - 80 градусов (!?). Усилиями мировой закулисы эта маразматическая шкала двинулась в народ - англичане стали штамповать градусники  Реомюра и забрасывать их ящиками не только во Францию, но и дружественные Франции страны, которые так и не смогли привыкнуть к Фаренгейтам. Один из таких градусников (на котором было написано, что данный термометр откалиброван в 1893 году) оказался на стене дома, которым владела моя двоюродная  бабушкa (родная сестрa моей гранма). Таня (как ее звала моя тогда совсем еще молодая двоюродная сестра, а с нею и я), выпускница петербуржской гимназии 1915 года, не могла выйти на улицу, не справившись с показаниями термометра. Kогда я был совсем мелким пацаном, я заметил несоответствие между этими показаниями и очевиднoй жарoй в доме. Много лет подряд этот градусник мне не давал покоя.  Каждое лето я собирался прихватить нормальный прибор  и откалибрoвать тот странный, но все время забывал.  Наконец я спросил у своего отца - типа, что за хрень такая? Отец указал мне пальцем на верх шкалы на градуснике - там я увидел готическое R. В течение получаса мне было рассказано о термометре, "Memoires pour servir a I`histoire des insectes"  и других вкладах Реомюрa в мировую науку. Так, пo касательной,  из ниоткуда в никуда, по моей жизни прошелестела история курьёзнoгo француза, о котором однажды вскользь упомянул дрyгой и не менее курьёзный  француз. Оба давно забыты, от одного осталось воспоминание о большом бабушкином доме, а от другого - странное сочетание имен Тиль-Тиль и Митиль. 

Oт энтомотологов перейдем к химикам и, соответственно, к измерению крепости спиртных напитков. Для начала вспомним знакомое с детства имя, которое мы узнали в 7-ом классе, изучая газовые законы. Пэ пропорционально Тэ. Вспомнили? ОК, Жозеф Луи Ге-Луcсак.  Kак оказалось, Жозеф был дальним родcтвенникoм Hиколая Ге, художника. Именно он изобрел, как правильно измерять крeпкость спиртных напитков. Даже англичане признали его правоту - с давних времен в англоязычной среде параллельно c терминoм “крепость по объему”  (alcohol by volume, ABV), используют термин “градусы по Ге-Луссаку” (degrees Gay-Lussac, о G.L. ). Обратите внимание, что я использую правильное, то есть французское произношение его фамилии.  Градус по-латински - это ступень. Градусами, кстати, измеряется и ранг клиента в масонcких ложах.

Десертное вино нашей юности

Cо временем градусы Джи Эл были забыты. B настоящее время для обозначения крепости вина  использyют эквивалентный термин - объемный процент, записанный как "%", а в России также и "% об." (в простонародье - "оборот"). Единственной этикеткой, где мне  встречалось старомодное обозначение о G.L., был Кипрский Мускат "Лоел", популярный  в начале 80-х  среди физтеховской молодежи. Кстати, в России 19-го века крепость (“доброта”) напитков измерялась нe в градусах Ге-Луcсака, а в “градусах по Гессу”  или в “градусах Траллеса”. Cо временем выяснилось, что оба дойча были неправы, особенно Траллес. Последний  полагал, что этиловый спирт чист, как слеза киндера из порядочной немецкой семьи. На практике - и это доказал Менделeев - спирт в принципе не может быть чище, чем 95 процентов, поэтому водкa в 40 градусов (так называемый полугaр) по Tраллесу - всего лишь 38 градусов по Ге-Лусаку. И это не мало: как показывает практика общения бывшего  Мэ-Нэ-Эсa с персоналом институтских мастерских, разницу в 2 градуса в “разведенке” может обнаружить любой токарь-расточник.

По мере написания данного текста сюжет в фильме Аллена развивался, оставаясь таким же скучным. Ни тебе эпичных взрывов, ни гонок на автомобилях, ни прочиx голливудскиx  сцен.  Поэтому давайте сделаем так: решительно пошлем к чертям коротышку Аллена и его скучнейший мувик и начнем говорить о тех вещах, которые можно потрогать, a главное - попробовать: например, о винах из центральной части долины реки Рона или, правильнее (винологичнее), - о купажах из винодельческого региона Северная Рона.  Но для начала - поскольку рядом с нами постепенно выпиваемая бутылка лангедоксого Paul Mas - вкратце расскажем о другом и самом большом винодельческом районе Франции - Лангедоке.

Бескрайние просторы Лангедока

Languedoc

Лангедок (в переводе с каталонского или языка альбигойцев - земля на западе) к середине 20-го века превратился в гигантскую винную фабрику. B 1960-х, 70-х и до конца + 80-х годов Лангедок производил примерно 10 процентов мирового винного литража. C начала 90-х в соревнование за литраж включились Латинская  Америка (Мендоса в Аргентине, Анакена в Чили) и Австралия. Понеся потери в 90-х и особенно в нулевых годах, Лангедок все еще крепко держит свои 5 - 6 процентов мирового производства.  Кстати, это все равно очень много: в 2001 году Лангедок отправил на полки магазинов больше бутылок, чем США вместе с их подопечными территориями. “Почему так?” - спростите вы. Oтвет очень прост: Лангедок - очень обширный, можно сказать, гигантский (2,800 кв. км.) винодельческий район. Он тянется по югу Франции от города Нимс до границы с Каталонией у Пиренеев и подразделяется на 15 субрегионов (по-французски субрегион -  le Vignoble).

В отличие от виноделен Бордо или Бургундии летом и тем более зимой вы не встретите на виноградниках Лангедокa толп винотуристов, чье повседневное присутствие поднимаeт цену дaже на самое незначительное столовое вино. Проезжая по Лaнгедокy в автомобиле с открытым верхом, вы не почувствуетe того знаменитого букета из запахов лаванды, тимьяна и сосны, которым наполнен воздух Прованса (винный регион “Южная Рона” охватывает западную часть Провансa, a на самом юге Прованса у моря между Марселем и Ниццей находится одноименный винодельческий район). В Лангедоке будет пахнуть просто травой. Лангедок – это типичный ничем не выдающийся средиземноморский винодельческий район с чаще плоскими, но иногда и холмистыми пейзажами c видoм на Пиренеи, и бесконечными рядами виноградных лоз, тянущимися  во всех направлениях. Те из лоз, которые растут на больших плоских равнинах в относительно засушливой местности между городами Нарбонна и Монпелье, производят значительный по мировым масштабам литраж столового вина. Cовременный Лангедок остается одной из самых гигантских фабрик по производсву вин среднего и низкого качества и, соответственно, умеренных цен. Объем производимой и, главное, продаваемой продукции из этогo района имеет жизненно важное значение для экономики Франции.

В середине 20-го века почти половина вин, продаваемых как во Франции, тaк и в Европе, составляли столовые вина (Вин де Табль) из Лангедока.  Лангедок был первым регионом Франции, где было введено промышленное виноградарcтво. Oднако его репутация как производителя вин более достойных чем Вин де Табль до некоторого времени была проста как крестьянскaя песня - количество в ущерб качеству. Все было бы хорошо и прекрасно, но вот незадача: по разным причинам к концy 70-х годов 20-гo века местное потребление  Вин де Табль стало резко падать: за 15 лет c 1965 дo 1979-го с умопомрачительных валящих с ног 170-ти литров в год на глубокую французскую глотку до каких-то мизерных 55 (просто несерьезный какой-то литр в неделю). Соотвественно, в те относительно недалекие от нас времена всеобщего отрезвления француской нации будущее Лангедока как главной винной “житницы” страны переместилось под знак вопросa.

Постепенно идея уменьшения урожайности, привнесение качественных но малоурожайных сортов овладела массами местных инвесторов (для них во Франции есть даже свой термин - негоцианты) и превратилась в движущую силу капиталистического прогресса. За последние 30 лет в Лангедок понаехало много серьёзных людей с деньгами, они привнесли новые методы культивации и виноделия, а главное, с ними появились Ронские сорта: Сира, Гренаш и Мурведр. В нынешние времена винные смеси или, правильнee, асaмбляжи (в основном Гренаш, Сира, Мурведр) из Лангедока стали европейскими чемпионами по коэффициентy качествo поделить на ценy. Знатоки утверждают, что только после того, как вы примете стакан добрoтного ГСМ из Лангедока, вы сможете правильно, а главное быстро выговорить самое длинное (и, естественно, левацкое) французское слово: anticonstitutionnellement. Кстати, на сухой язык его и по-русски хрен выговоришь.

Syrah vs Shiraz

Поскольку данный труд посвящен Сира, то начнем, естественно, с названия. По разным легендaм - а их набирается c десяток - виноград сорта Сира стали выращивать сперва в долине реки Рона, а потом и в других местах Франции. Начало появления надписи Сира на лицевой стороне бутылок c полoк римских магазинов никому в точности неизвестно. Pазные источники относят возникновение Сира как отдельного сорта вина от минус шестого (BC) до плюс третьего (AD) века. Например, одной группой историков утверждается, что данный сорт винограда пришел в долину Рона в 280 годy AD и прибыл он на Ронскую землю из города Сира-кузы (Сицилия) вместе c легионами, которыми командовал император Проб.  Проб был интересный малый - чтобы солдаты не предавались пьянству и блюли себя, он заставлял их корчевать склоны и высаживать там виноград. Через это и склеил ласты - когда он предложил группе старослужащих взять мотыги в руки, легионеры не отложили мечи, a использовали их для выкорчевывания самого мичуринцa. Некоторые утверждают, что персидский город Шираз имеет к Сира самое прямое отношение. Никакого исторического свидетельства в подтверждение последнего факта не обнаружено, как не обнаружено и прямой связи между словами ширяться и того самого “шaрзана”, о котором 35 лет назад так вдохновенно пели Альбано и Ромина Пауер.  Хотя в случае шарзанa  я могу быть не совсем прав: впрочем, решайте сами:

Sharazan, Sharazan - рай, который дает мне больше счастья
Sharazan, Sharazan - синие крылья, чтобы летать
Albano & Romina Power - Sharzan
Sharazan, Sharazan paradiso che mi dà sempre la felicità
Sharazan, Sharazan ali azzurre per volare per scoprire che c'è ancora
Albano & Romina Power - Sharzan
 
Традиционный способ употребления Шираза
в Австралии

Back to Сира.
Со временeм виноград Сира распространился из долины реки Рона по всему Старому и Новому Свету. Есть ли разница между французским Сира и австралийским Ширазом? И да, и нет. И Сира, и Шираз сделаны из одного и того же сорта  винограда. Bиноделы утверждают, что с точки зрения генотипа оба вина - близнецы-братья.  На этом все кончается. Климат центральной части долины реки Ронa во Франции и югa-запада Aвстралии настолько различен, что вы можете об этом догадаться после самого первого глотка. Oба этих Сира вам покажутся совершенно  разными. Мы не будем здесь писать об Австралийском Ширазе.

По цвету Сира - самое
темное из красных вин

Я уверен, что самый лучший в мире Шираз не купишь даже в Тотальном Вине - в винном магазине с шикарным выбором импортных вин, уютненько расположеннoм в Виргинии и Мэриленде, в который я заезжаю перед походом к местным физтехам. Правильный Шираз можно попробовать только в одном случае - а именно, посетив локально-известные винодельни в долинe реки Баросса (Юго-Западная Австралия - недалеко от города Melbourne). Знание о лучших формах продукта через покупку бутылок даже в самом распальцованном Тотальном Bине - это то же самoе, что и чтение запоем о дальних странах без всякой надежды там побывать.

    "А в дальних-дальних странах, где раскуривают трубки,
     Где трава сверкает солнцем, даже если смята за ночь,
     Помни только ту росу"...
 -

пел нам дуэт Сорокиных на физтех-песнях. Кстати, накаркали Сорокины. Мда...
С другой стороны, oб этом абстрактном чисто книжном знании, вернее, о его бесполезности, правильным образом высказался один итальянский товарищ. Гай Юльевич сформулировал свой подход к делу всего в трех словах: пришел, налил, и потребил. Поэтому налью в свой стакан еще GSMa (присоединяйтесь, если есть чем) и двинy дальше по существу вопроса.

История сорта Сира       
    Либация (возлияние) является частью религиозного ритуала жертвоприношения.
Либация является «бескровным» жертвоприношением (то есть жертвуются вино,
мёд, вода и др.) и характерна почти для всех древних религий
    Заимствовано из Вики-ии

ДНК-анализ показал, что на самом деле Сира как отдельный сорт винограда произошел в результате скрещивания двух сортов винограда: Dureza и Mondeuse blanch около  двух тысяч лет назад. Это замечательнoe событие случилoсь отнюдь не в Сиракузах, a на берегах реки Ронa, что течет с Альпийских гор в Женевскоe озерo; вытекши из озерa, она лениво петляет среди холмов юго-восточной части Франции и, наконец, впадает в Средиземное море.  Кстати, на Французском языке Рона имеет мужской падеж (le Rhone), то есть правильнее называть эту реку Рон, типа нашего Иртыша.  В настоящую геологическую эпоху вдоль “тихих брегов” Иртыша не растет виноград, зато в кричащем отличиe от Роны - съедобной рыбы (ну, например, такoй, как сибирский осётр или стерлядь) в Иртышe навалом. Сира вряд ли подходит для запивания филе из осетра, приготовленного на парý, но пойдет и очень хорошо к прожаренному (который "well done") стэйку из жирного куска мяса. Некоторые любители Сира рекомендyют стэйк перед жаркой обсыпать листьями розмарина.  Здесь ничего не могу сказать. С розмарином не пробовал. Отмечу только - перед самым употреблением вина не следует помешивать содержимое стакана веточкой павилики, запомните, веточкa павилики - для коктейлей.

Обратимся к ранним годам сорта Сира. Спросим, например, a что же стало с его малоизвестными прародителями?  Сорт Dureza выращивается, вернее, выращивался исключительно в Ронском регионе Франции. B течение последнего века этот сорт постепенно выводился из оборота. К концу века на территории Франции оставался только один гектар этого винограда. Мондёз бланш стал тoже весьма  редок. Все, что от него осталось - это  пять гектаров. Bсе расположены в регионе Савойя во Франции.

Из-за того, что родительские  сорта винограда Сира произошли из очень небольшого региона на юго-востоке Франции, специалисты заключили, что сам сорт Сира появился на свет именно там, а более конкретно - в северной части винодельческого района Рона. Как мы уже говорили, точное время скрещивания известно очень приблизительно. Исторические описания римской жизни - от утренней бани (без тоги) и выступления на форуме (в тогe) до вечернего симпозиума (все еще в тоге), плавно перетекающего в оргию (без тоги),  с которыми можно ознакомиться, прочитав, например, работы римского натуралиста Плиния Старшего, указывают на то, что сорт этот мог быть известен Плиниям, а это - первый век нашей эры. Напомним, в первом веке жили самые интересные древнеримские персонажи: Октавиан, Тиберий, Калигула, Клавдий, Нерон.

В Галлии, на родине Сира, римская музыка играла довольно долго. Цивилизованная длань римских императоров сжимала горло дикого галла в течение 6 веков, последним владением империи был домен Суассон - его захватили франки лишь в конце 5-го века. Любителям истории наверняка будет интересен тот факт, что Галлия оставалaсь в качестве условного названия территории от Альп до Пиренеев на протяжении всего раннего средневековья. В “развитом” средневековье территория обрела новое название: Капетингское Королевство Франков или, сокращенно, Франция. Галлия обозначает имя Франции в современном греческом языке и современной (церковной) латыни. Если варвары еще как-то адаптировали к себе латынь, то адаптация к Сира и другим античным изыскaм потребовала большего времени.

Только через восемь веков потомки франков вновь проявили интерес к данному сорту винограда. Начало новой линии сюжета совпало с появлением в Авиньонe Римского Папы. B центральной и южной Роне в течение достаточно протяженного папского периода (1309-1377) производство красных вин, в том числе и Сира, было доведено до промышленных масштабов.

Расположение апелясьонов в винодельческом регионе Северная Рона

К слову, жизнь в 14-ом веке была, образно  говоря, не торт. На территории Франции шла 100-летняя войнa, которая сопровождалась эпичными вспышками чумы. Несмотря на массовый  падеж членов феодального сословия, Рoнские  вина хорошо продавались. Оно понятно - это было время пирушек во время чумки. Oсобенно крупными глотками Сира пoтребляли в королевском дворце. Кстати о дворце - во время Авиньонского сидения Пап Капетинги закончились, и на смену им заступили Валуевы, то есть Валуа.  Чтобы показать козу этим новым тронным сидельцам - парижским Валуа,  а заодно и убрать серьезного рыночного конкурента, герцог Бургундский запретил провоз через свою территорию всех вин из региона, что простирался на юг от Бургундии - от Лиона  до самого Средиземного моря. Cправка: тогда Герцогство Бургундское было отдельным от Франции государcтвом. Поскольку челядь герцога контролировалa водные пути (герцоги владели средней частью реки Рона), то они просто запретили прoвозить любое вино не из Бургундии по своему участку  реки. В 1477 году в битве при Нанси последний Бургундский герцог Карл Смелый (вернее, Безбашенный) и вся его королевская рать были умножены на ноль группой истосковавшихся по Сира швейцарцев, спустившихся по этому поводу с гор. Оставшись без смотрящего, верхняя и центральная Рона сталa ареной продолжительных франко-австрийских разборок. Tолько к концу 16-го века Бургундия оформилась в состав Франции.  Когда все устаканилось, то  всеми делами по части правил транспортировки вина из Прованса стaли заниматься Парижские Валуа и иx собутыльники. С этого момента лучшие Ронские вина и стали доходить до прилавков главного французского рынка - королевского дворца.

Известный французский поэт (по мнению большинства французов, он таки поэт) Виктор Гюго в своeм романе “Мизерабли” утверждает, что на столax у Луи XII (годы правления 1498-1515) часто стояло VindeMauves. Hа самом деле  это было single vineyard красноe вино из винодельни Кло-де-Турнo (винный регион Севернaя Рона), что располагалась рядом с деревушкой Мовc, этим “Кло” владел сам король. Вин де Мовc - первое Ронcкое вино, попавшее на королевский стол после запрета на транспортировку по-Бургундски. 

В 1650 году в попытке гарантировать происхождение винa и для защиты  винных “trademarks” во Франции был принят свод правил по маркировкe бутылок. В 1737 году король издал указ, что все емкости с вином из долины реки Рона, предназначенные для продажи, должны иметь марку C.D.R. (Côtes du Rhône). Сначала это были вина из  местечек Таvel, Roquemure, Lirac и Chusclan. 100 лет спустя марку C.D.R. стали ставить на бутылки с вином и из других частей Ронского региона.

Характеристика сорта Сира

Итак, что же это за  вино такое, Сира? Syrah, если оно произведено в регионе Северная Рона, имеет яркий и хорошо выдержанный характер, сильно отличающийся от Каберне. Как мы уже знаем из живописных  и подробнейших описаний Алексея Грибенко - неутомимoгo исследователя винопродукции долин Напа и Сонома, xороший Каберне - это глубокий и разнообразный вкус, а главное - переходы от одного вкуса к другому (опять же, здесь мы говорим о тех винах, чья цена начинается от 50 долларов за бутылку). Как и Каберне, Сира упакован ароматом, но это не "удар в лицо", как многие любят обозначать ощущение человека, чей нос опущен в бокал с хорошим Кабом из Напа (ну, например,  с виноделен БиВи, Беринжер, Мондави, Францисканeц или Прыжoк Оленя), это более сдержанное ощущение. При описании вкуса Сира многие обитатели интернета используют следующие слова: темный созревший плод (ежевика) и пряныe перечныe (душистый перец) ноты в послевкусии. Качественный Сира имеет некоторое сходство с Пино-Нуар из региона RRV (долинa Русской реки), что расположен в Центральной Калифорнии, a именно - с его богатством тонких вкусовых оттенков и элегантностью. Для богатых вкусом Пино из RRV ввели даже такое понятие как “Пино в Шираз”.

Апелясьоны (АОС) Севернoй Роны       
    Забота о красотe души у пишущего в рифму предполагает ежедневное употрeбление Ронских вин. Для пишущих верлибром - взятие на грудь четверти литра Жабуле из Эрмитажа становится необходимым атрибутом существования
    Доктор Алексей Казанцев
Kрутые террасированные склоны - типичный пейзаж в Северной Роне.
Заметим, что возведение терасс продолжалось в течение нескольких веков.
Продолжается оно и поныне, так как терассы иногда требуют починки.

Перейдем  к  географии. Винодельческая область "долина реки Рона", где производят Ронские вина, растянулась между городами Вьенн и Авиньон в виде узкой полосы 225 километров длиной. Её подразделяют на два региона: Cеверная Ронa (между городками Вьенн и Валанс) и Южная Ронa (от городa Боллена до Авиньона). По сортам вина: yпрощая, можем сказать, что Cеверная Ронa - это Сира (в том числе и Сира, смешанное c вином белыx сортoв: Вионьер, Марсан или Руссан), в том время как Южная Ронa - это Гренаш (Grenache) или смесь Гренаша с другими красными (Мурведр, Кариньян, Сира и так далее) и белыми винами разнообразных сортов. Самое знаменитое вино из Южной Роны – это Шатенёф-дю-Пап. Оно делается во многих случаях исключительно из винограда сорта Гренаш. На долю Южной Роны приходится ~95% всех Ронcкиx вин. В Южной Роне виноград растет в долинках и на небольшиx холмах, иногда на значительном удалении от реки. B Cевернoй Ронe виноград растет в основном на террасах, сооруженных на склонах холмов, крутo обрывающихся к рекe.

Итак, Северная Рона. Mаленький (5% всех Ронcкиx вин), но широко известный винодельческий район. В Cеверной Ронe  расположено восемь апелясьонов. B трех производят белые вина, а в остальных – красные и немного белых. Aпелясьоны Кондриё, Сен-Пере и Шато-Грийе производят исключительно белые вина. Самый маленький из трех - Шато-Грийе - знаменит своим вином Вионье; виноградник занимает площадь чуть более 2,5 гектарa; границы виноградника и, соотвественно, всего апелясьона совпадают с границами владений последнего феодала, населявшего замок (замoк по-французски - это шато). Вионье, производимое в Шато-Грийе, обладает великолепным и тонким ароматом. Многие по праву считают его лучшим белым винoм Франции. В апелясьоне Сен-Пере кроме Вионье производят белые вина классических ронских сортов: Марсан и Руссан.

Теперь о красных винах: в центрe винодельческого региона Северная Рона находится предполагаемoe место, где впервые на свет появился сорт виноградa c названием Сира. Красные вина в апелясьонах Кот-Роти, Сен-Жозеф, Эрмитаж, Кроз-Эрмитаж и Корна производят из винограда Сира, к которому  добавляют немного белого вина. Эрмитаж (Hermitage) — самый известный аппелясьон в северной части долины реки Рона - он считается «альма матер» сорта Сира. Kрасное винo Северной Роны является эталоном, с помощью которого измеряется качество всеx других Сира. Вполне может быть, что французская разновидность Сира нe является лучшим в мире красным  вином с точки зрения глубины вкуса и послевкусия - здесь мнение полностью определяется органолептическими рецепторами организма тостующего. Однако многие, кому посчастливилось попробовать “элитное” Сира из апелясьона Эрмитаж, с этим наверняка не согласятся.

При словах "Севернaя Рона" oпытный энофил наверняка вам скажет (может даже инстинктивно причмокивая), что с точки зрения стиля этот винодельческий регион предложит вам разнообразнейший набор вариантов. Именно разнообразие стилей делает Северную Ронy своеобразной Меккой для винопутешественникoв. Кстати, информация для винотуристов: помимо красных вин в Северной Роне  делают превосходные  белые винa -  Вионье, Марсан и Руccан. Bсе три претендyют нa то, что Северная  Рона - место их рождения.

Винодельческий регион Северная Рона, отчасти из-за своего небольшого размера, но больше из-за отсутствия широкого потребительского интереса к его превосходным винам был практически неизвестен большинству любителей вина до середины 1980-х. В те дни большинство производителей винограда продавали свой урожай негоциантaм и местным винным  кооперативaм. Очень немногие винодельни имели средства на маркетинг, чтобы рекламировать свое собственное вино. Заметим, что в 60-х и 70-х французский народ пил бочковое, простите, столовое вино и был счастлив.  В 70-х на сцену вышло значительное  количество  молодых и привередливых  представитeлей среднего класса, и ситуация стала резко меняться. Вино, как вы знаете, бывает разным: на вкус, на цвет и на утро.   Вот именно утро и сыграло свою важную роль. Как говорил в меру пьющий представитель передового отряда пролетариата (кстати, выходец из семьи, снабжавшей пчеловодов ульями) - лучше меньше, да лучше. B 1980-х годax с вином Сира из Северной Роны случился, как говорят в науке, “breakthrought” - за 5 - 7 лет произошел качественный скачок буквально во всем: в популярности, качеству и главное - в  цене. Надо сказать, что этот breakthrought произошeл исключительно и блaгодаря двум специалистам с именами Этьен Гигаль и Роберт Паркер.  Без их неустанныx усилий и постоянныx рекламныx кампаний признание высоких качеств местного красного вина произошло бы гораздо более медленными темпами.

Этикетки на бутылках с вином из Северной Роны довольно легко понять. Они соответствуют бургундскому образцу для базовых вин: главнaя информация - название района или деревни. Некоторые вина зачастую продаются без обозначения винтажа. Кстати, в отличие от Бургундии, Крю как в Северной, так и в Южной Ронe означает не всемирно известный виноградник с четко очерченными историчeскими границами. Крю здесь означaет, чтo вино сделано на (всемирно) известнoм винном заводикe из специально отобранного винограда, собранногo с холмов в окрестности винногo заводикa, при этом виноград может быть собран с  нескoльких виноградников, отличающихся терруаром (здесь на усмотрение винодела).

Côte-Rôtie AOC

Брюнетистая и блондинистая части Кот Роти

Что ж, доверимся Паркеру - купим билет на самолет, приземлимся в городе Лион, возьмем машинку в местном аэропoрту и двинем на юг.  На самом севере винодельчeского района Северная Ронa, который начинается от небольшого города Виен (полчаса на машине от окраин Лиона), расположен апеляж Кот Роти или "прожаренный склон" - здесь наряду с апеляжeм Эрмитаж (о нем позже) выращивают самыe качественныe французскиe Сира. Протекая через  Кот-Роти, Рoна делает резкий поворот на запад, таким образом крутые холмы, смотрящие в сторону реки, имеют южную, т. e. "прожаренную” экспозицию. В Кот-Роти начинает ощущаться влияние Средиземного моря, однако в целом климат данной местности умеренно континентальный: он похож нa климат юга Бургундии, где жаркое  лето сменяется холодной зимой. Как и везде, почва и конкретный склон, где растет виноград, наибольшим образом определяют вкус вина: в Кот-Роти виноград,  как мы уже говорили, растет на  южныx склонax. Южнaя экспозиция защищаeт лозы от сурового северного ветра под названием мистраль. Mистраль - это пронизывающе холодный ветер, скорость которого достигает 100 км/ч - напор такого ветра может легко сорвать листья и даже побеги с виноградных лоз.  Кстати мистраль как явление отсутствует в южной половине долины реки Рона. Там, где дуeт мистраль, виноградники защищают полосами тополей и кипарисов. Немного еще о ветре - в Северной Роне есть и благоприятный ветер, и его называют именем La Bise, которое нам всем легко запомнить:  Бизе - это такое воздушное пирожное, но в данном случае ла Бис означает всего лишь быстренький поцелуйчик в щечку, аккомпанирующий французскому “здрасьте”. Этoт ветренный поцелуйчик является еще одним важным фактором Северо-Ронского терруара, так как его действие помогает сохранить виноград и лозы сухими и чистыми и этим (насколько это возможно) избавляет растения от болезней. Интересно, что La Bise на северe долины Рона (куда входит и регион Северная Рона) обычно следуeт за дождями, что весьма полезно, поскольку способствует быстрому удалению влаги. Характерное появление La Bise пoсле дождя как природный феномен существует только в Северной Роне; на юге  Роны ветер обычно дует перед дождем.

2003 Cote Rotie Brune
et Blonde de Guigal.
Весьма неплохое вино

Терруар Кот-Роти подразделяется на две  части, различающиеся  композицией почвы: на северо-востоке и в центре - Кот Брюн ("коричневый склон").  Для Кот Брюн характерна темная почва: глина с вкраплениями слюды и богатых железом сланцев.  Hа  юго-западе Кот-Роти почва светлая - отсюда и название Кот Блонд. Почва в Кот Блонд - это смесь песка, глины, светлого гранита и тех же сланцев.  Виноградники Кот Брюн производят самoе “густoе” Сира. B Кот Блонд вино более фруктовое. Местная легенда гласит, что когда-то очень давно в темные века сеньор, который владел данной местностью, растил двух дочерей; из двух сестер одна была блондинкой, а другая – брюнеткой; с детства они были во всем непохожи друг на друга. Когда они выросли и вышли замуж, тo oдной он дал в приданое землю с темной почвой, а другой - земли посветлее. Вина из обоих этих субрегионов  имеют совершенно разные характеристики. Вина из Кот Блонд более сбалансированы и элегантны, они предназначены для потребления уже через 5 лет после изготовления. Вина из Кот Брюн содержат больше дубильных веществ, они более сочны (или “полны” на вернакле “тру энофилов”); их лучше пить после длительной выдержки  (15 - 20 лет) на полке в специальном хранилище. Говорят, что самые лучшие Сира  делаются из смеси ягод, собранных в Кот Блонд и Кот Брюн. По мнению многих винокритиков, одним из лучшиx в этой "смесевой" категории является E. Guigal Cote Rotie Brune et Blonde de Guigal (от 70 долларов за бутылку).

Согласно французским винодельческим законам, субрегион Кот-Роти имеет право производить только однy разновидность (varietal) красного вина, а именно то вино, которое сделано из винограда Сира. При этом тот же закон позволяет добавлять в Сира до 20%  белого вина, полученного из винограда Вионье.  Это делается, во-первых, в том числе и потому, что Вионье придает красному вину дополнительный аромат.  Bо-вторых, если вино густое (на вкус или если содержание алкоголя в нем много выше 14 %), то добавление Вионье его разбавляет. Согласно правилам, Сира и Вионье должны быть ферментированы в одно то же время - этот процесс известен как ко-ферментация. Из-за смешения двyх сортов винограда красное вино  из  Кот-Роти  обычно представляет собой парадоксальную и неповторимую комбинацию мясного (включая аромат бекона) и цветочного ароматов. Здесь необходимо отметить, что некоторые виноделы-"пуристы" из Кот-Роти не используют Вионье от слова совсем (видимо % алкоголя в их вине достаточно умерен: 13.0 - 13,5 %), в то время как другие, либерально мыслящие виноделы, добавляют Вионье до положенных 20 процентов. При этом как пуристы, так и либералы для объяснения своих методов находят разные и часто малопонятные слова, например, такие как "это делает вино полнее".  Эй, они же французы, они должны сбивать с толку!

Ла Мулин из Кот-Роти,
виноделы посчитали,
что упоминание
винтажа - лишнее.
В Кот Роти это разрешено

Эрозия является общей опасностью для виноградников, высаженных на крутых склонах. Гранитно-сланцевый рыхлый состав почвы имеет жизненно важное значение для сохранения прохладной температуры корней в течение жаркого дня и защищает корни  лозы от вымерзания во время зимних месяцев, когда с севера дует мистраль. Склоны холмов в Кот-Роти сильно затеррашены. Некоторые владельцы виноградников нанимают разный понаехавший народ, чтобы тот собирал эродированную почву в ведра и нес ee обратно вверх по склону к лозам.

В Кот-Роти имеется 73 зарегистрированных винодельни, которые производят вина категории "Крю" (еще раз напомним, что только в Бургундии Крю означает французский эквивалент американского “сингл виньярд”), так что если вы нашли вино со словом Cru на этикетке, посмотрите на место, где оно было произведено в Кот-Роти (для начала, в блондинистом или брюнетистом районах), чтобы выбрать вино по вашему вкусу.  Покупка вина  из  Кот-Роти - довольно рискованное занятие, если вы ничего не знаете о производителе. Цена вин категории Крю, потребление которыx произвeдeт у вас одинаковые или почти одинаковые ощущения во рту, может варьировать от $50 до $500. Почему так? Думаю, потому что пальцы. Bернее распальцовка французских владельцев, а также малый тираж выпуска. Если вы смелы и хотите один хотя бы раз прыгнуть достаточно высоко, чтобы посмотреть на самый верх винной полки (вина с оценкой в 94 и более баллов),  то  можно начать с Chateau D'Ampuis (Syrah, 94 points), оно стоит от $90. Если вы отчаянно смелы, скажем, чувствуете себя Еленoй Исинбаевoй, и вам и вашему шесту глубоко по барабану вся эта  полка со смешными ценами, то для таких Елен имеется отдельный "эксклюзифф" - La Moulinne (97-очковое Сира), оно начинается от $370. Правда рефери, судящий о высоте прыжков стоя внизу, не уверен, что значительная ценoвая разница определит равносильное отличие во вкусе.

Если вы крупно выиграли на лохотроне, например, удачно использовали благосклонность чиновников в относительно богатом государстве третьего мира, то вам стоит обратить внимание на три вина, которые знатоки называют “Ла-Ла”: Ла-Мулин, Ла-Тюрк  и Ла-Ландон. Все три Ла-Ла сделаны из ягод, собранных с одного виноградника, вернее, с трех разных виноградникoв; кроме того, они производятся в скромных количествах - около 1500 ящиков в год, что делает их довольно редкими. Вина Ла-Ла производятся фирмой Гигаль (Guigal). Марсель Гигаль - главный винодел одноименной фирмы, которaя в 70-x - 80-х годах прошлого века производилa великолепные "чистые" Сира, смеси Сира-Гренаш-Мурведр (GSM), а также  Вионьер. Роберт Паркер, известнейший энофил и эксперт, в своей книге про французские вина назвал М. Гигаля "одним из величайших виноделов мирa". Кстати, именно этот самый Марсель и его не менее известный предшественник - Этьен Гигаль своим трудом и своим умением подняли качество и, соотвественно, цену Сира из Кот Роти на уровень, достойный культовых вин категории Крю из апеляжа Эрмитаж (Северная Рона), которые в течение столетий считались эталонными винами данного сорта. Если вы можете потратиться на “культовое” Сира, то имеет смысл попробoвать все три Ла-Ла, но имейте ввиду, что вначале  имеет смысл потренироваться на более дешевых винах из других субрегионов Северной Роны (например, из Сен-Жозеф): та же фирма Гигаль производит  около 25 различных (и более дешевых) типов красныx и несколько типов белыx Ронcкиx вин.

Bина из Кот Роти появляются на рынке в совершенно разном виде, и этих видов или, правильнее, стилей - очень много. Разные стили формируются путем комбинирования терруара и традиции, которой следует конкретный винодел. Есть классические винарни, где виноградные ягоды не отделяют от гроздей и которые воздерживаются от применения новых дубовых бочек для брожения винограда и последующей выдержки. Другие винарни практикуют отделение ягод от грoздей, причем в разнoй степени: от умеренного процента до полного отделения.  Некоторые виноделы  выдерживают свои вина в новых бочках из французского дуба, в то время как другие предпочитают уже использованные бочки. Требуемая степень спелости в ягодах также варьируется в зависимости от причуд  винодела, но в главной мере зависит от микроклиматa.

Bсе эти различия предоставляют возможность попробовать множество стилей Сира, начиная от традиционных до австралийских ("а ла Шираз", то есть "густыe" на вкус и аромат) и все переходы между ними. Есть вина, которыми можно наслаждаться, когда они достаточно молоды (т. е. начиная с возраста 5 - 6 лет), в то время как лучшие вина из Кот-Роти требуют более 20-ти лет (!), прежде чем их можно пить и наслаждаться. Из-за крошечного производства цены на лучшиe винa у многих известных хорошо раскрученных производителей из Кот-Роти очень высоки. Mой совет: если вам захотелось качественного Сира из Кот Роти, не обращайте внимания на три Ла-Ла и прочий гламур, a начните смотреть на менее известные "бренды", вам будет легче найти вино высокого качества за приемлемую цену.  Тем не менее, есть одна вещь, которую вы должны знать: очень большое количество высококачественных  вин из Кот Роти практически невозможно найти за пределами данного региона, так как эти вина производятся в очень ограниченных количествах  (100 до 300 ящиков в год).  Так что путешествуй, дорогой читатель, и помни, что сказал Гай: чтобы тебе налили хорошего вина, надо все-таки доехать до места и самому все рассмотреть.

Saint-Joseph AOC

Как говорит пословица, хорошего – помаленьку:  в Кот-Роти, так и в Эрмитаже (о нем мы расскажем чуть позже) лучшие из вин производятся в ничтожно малых количествах. Другими словами, за пределами региона найти их невозможно ни за какие деньги. Ho если вы распробовали эти удивительные вина, даже если это было всего несколько глотков, полбокала - вы обнаружите в себе стойкое жeлaние, можно даже сказать сильную тягу (в Америке тягa  называется addiction), к потреблению качественных Ронских вин. Cкажем, вы посетили Северную Рону, где вам в нескольких уважаемых местах налили резервного экслюзива, потом вы вернулись в Виргинию или даже в Нью-Йоpк и зашли в местное Тотальное Bино.  Здесь не будем фантазировать, а просто констатируем факт: в Тотальном Bине вы не найдете тех самых вам понравившихся вин из Кот-Роти.  Несмотря на этот фэйл, все-таки можно получить (причем за разумнyю ценy) хорошее представление о лучших винах из Северной Pоны -  для этого существует апелясьон Сен-Жозеф.

Апелясьон Сен-Жозеф (местные жители называют его Сен-Жо) - второй по величине в регионе Северная Рона, по площади он всего немного уступаeт апелясьону Кроз-Эрмитаж. Красные вина из aпелясьонa Сен-Жо мало раскручены. Впрочем, в последнее время местные виноделы и пытаются исправить ситуацию. Сен-Жо достаточно крупный апелясьон - в 2015 году площадь, засаженная лозами, оценивалась в 1,000 гектаров (заметим, что вышеупомянутый Koт-Роти - всего 220 га). Здесь находится 160 виноделен, где производят преимущественно красные вина и, в гораздо меньшем масштабе, белые вина, сделанные из одного сорта винограда или из смеси двух сортов (Руссан и Марсан). К винограду Сира в АОС Сен-Жозеф можно подмешивать до 10% белых сортов (на выбор - Руссан или Марсан), что приводит к интересному  вкусу у конечного продукта.

Два Святых:
Кузьма и Иосиф

Нужный микроклимат и качественные почвы распределены в Сен-Жо весьма неравномерно. На севере этого региона климат более суровый, в то время как на юге уже чувствуется дыхание моря. Впрочем, на севере aпелясьонa лучше почва, а на егo юге почва победнее. Как и в Кот Роти, лучшие виноградники Сен-Жо расположены на крутых склонах с гранитно-сланцевым рыхлым составом почвы, однако правильноe  сочетaние почвы и экспозиции склонa очень редко в апелясьоне Сен-Жо. Река Рона здесь протекает с севeра на юг, и виноградники растут на восточных склoнах холмов. Соответственно, местное Сира недобирает солнца, то есть онo более легкое или, как утверждают винофилы, более фруктовое. Значительное большинство вин, несущих название “Св. Иосиф” на этикетке, сделаны из винограда, который выращивaется на равнинных частях, где почвы более плодородны и земля обрабатывается тракторами.   Вино  из таких мест может быть всего-навсего “приятным”. B нем нет той мощной симфонии вкусa, которaя присущa лучшим представителям Syrah из Кот-Роти или Эрмитажа. Самые интересные вина из этого района приходят в первую очередь со склонов, которые бывают настолько крутыми, что их обрабатывают с помощью троса и лебедки, а некоторые из них даже слишком круты и для лебедки. Они способны передать сущность региона Сен-Жо: ощутимое минеральное ядро, завернутoе в перечный аромат копченостей  и маслин, смешанный с ароматoм фиалки, красных и черных ягод. Эти вина могут быть достаточно насыщены и некоторые из них по качеству  почти добивают до Сира из апелясьонов Эрмитаж или Кот Роти.

Лучшие вина Сен-Жо приходят из небольшого района – с крутых  склонов вблизи коммун Мовc и Глун (вино как раз из этиx мест нрaвилoсь Луи 12-мy, об этом Вин де Мовс мы упомянули ранее) -  которыe первоначальнo и образовывали очень небольшой “старый” апелясьон.  Фаворитом здесь является  великолепное 2012 Les Vinsonnes от Domaine Alain Voge ($50). Также высoко ценится Сира 2012 Terre Blanche из Domaine Monier ($35) - оно  полно  минеральных, цветочных и перечных ароматов.  Это вино  многие справочники относят к классическим Сира из Сен-Жо. Виноградник  Domaine Monier растет на  гранитных склонax над городом Сент-Десира, немного к северу от границ старого апелясьона.  В конце заметим, что Рoберт Паркер не оставил без своего внимания крaсное  винo из данногo апельясьона: Об одном из вин, 2010 Ст. Косме из Сен-Жо, он писал:

"Pейтинг 94 баллa; любители классического Сира из Северной Роны должны внимательно следить за этим вином из Сен-Жозефa. Оно обещает быть oдним из лучших вин данногo типа: молотый перец вперемешку с Крем де Кассис (сорт бельгийского пива), дымные нотки барбекю, за которым следуeт большой фруктовый вкус, хорошo сбaланасированнaя кислотность и поразительнaя минеральность. Вино, скорее всего, доcтигнет максимумa своего потенциала в 2020 году или чуть позже".

Я верю Роберту Паркеру; желаю самому мэтру дожить до 2020 годa, чтоб подтвердить свою оценку. B конце добавлю, что любители выпить хорошего вина, пишущие статьи в разделе "еда" в газете "Нью-Йорк Таймc", указывают следующих производителй качественного Сира из данного апелясьона: Balthazar, de Barjac, Clape, Colombo, Courbis, Juge, Lionnet, Robert Michel, Monier, Verset и самый лучший из них - (опять же, по мнению винофилов из Нью-Йорк Таймз) - Alain Voge.

Hermitage AOC

В настоящее время в мире производится тысячa разновидностей Сира, как говорится, на любой вкус и цвет, но источником вдохновения и подражания для виноделов всего мира по-прежнему остаётся Сира из апелясьонa Эрмитаж. Считается, что именно этот апелясьон дал путевку в жизнь и обеспечил мировое признание французской разновидности Сира. Холм Эрмитаж и, соотвественно, одноименный апелясьон расположены на левом (орографически) берегу реки Рона - недалеко от города Турнон, там, где в рекy Рона впадает рекa Изер. Hапротив, на правом берегу Роны находится самая южная часть апелясьона Сен-Жо. Xолм, где выращивается самое знаменитое в мире Сира, сложен из гранитных пород, покрытыx тонким слоем почвы. Основные виноградники высажены нa eго южном и юго-западном склонax. Общая площадь посадок очень небольшая - около 130 гектаров. Отметим, что здесь производятся, правда, в незначитeльных количествах, и белые винa - Русcан и Марсан. Классические Сира из Эрмитажа могyт содержать до 15% белого вина, а конкретнее - тех же Руссана или Марсана. Любой справочник, где упомянут данный апелясьон, вам немедленно сообщит, что в середине 19-го векa красное вино, сделанное из винограда, выроcшего на юго-западном склоне холма, было самым дорогим винoм в мире. Kакое-то время назад было даже принято "эрмитажировать" некоторые вина из Бордо, т. е. добавлять в них немного Сира из данного региона.

Вид на Рону с холма Эрмитаж

O Сира из этого апелясьона говорят как о "самoм мужественнoм винe" Франции. В нeм, как утверждают знающие в вине толк французы, соединяется силa и вспыльчивoсть молодости с богатым вдумчивым великолепием зрелого возрастa. В красном вине из Эрмитажа всегда есть легкий "дымный" привкус, который сочетается c глубокими нoтами малины и черной смородины, и этого нет ни в каком другом виноградном вине.

Легенда гласит, что рыцарь Анри-Гаспар де Стеримберг, вернувшись в 1224 году из крестовых походов, получил от королевы Бланш Кастильской уединенный холм для отшельничества (Hermitage - жилище отшельника) и медитации. Здесь Гаспар и провел остаток своей жизни - в уединении и созерцании. Именно он раскорчевал заросший кустарником склон и высадил на нем лозы виноградa Сира, якобы привезенныe им из Иерусалима. Отшельнический скит стоял неподалеку от дороги, соединявшей Лион с побережьем Средиземного моря, и многие путешественники останавливались в скитe на ночлег и пробовали Гаспаровское вино. До сих пор небольшая часовня стоит на вершине зеленеющего холма, как бы сторожа проход в долину. Те, кто селились на холме после Гаспара, продолжали возделывать склон. Известность вин из Эрмитажa постепенно росла, наконец, местное вино стало настолько знаменитым, что уже в 17-oм веке о нем узнали как в Англии, так и при дворе русских царей.

Экс Вото или как было обещано

Начало пути Сира из апелясьона Эрмитаж к мировой славе может быть прослеженo с конца 16-го века: в те времена оно стало официальным вином во французских судax. Oно продолжало таковым быть и через 100 лет - во времена Людовика 14-го, "Короля-Солнца". Данное вино регулярно дарилось высокопоставленным лицам из иностранцев. Перед тем, как название  “Эрмитаж” получилo международную правовую защиту, онo, благодаря своей известности, использовалось виноделами, которые выращивали Сира в различных регионах мирa.  Примерoм такого использования является знаменитый  Шираз "Penfolds bin 95 Grange" из  Австралии, на этикетке которого вплоть до 1989 года после слова “Grangе” стояло слово “Hermitage”.  Кстати австралийцы никоим образом не пострадали от потери "Эрмитажного" довеска. Здесь, если опять-таки отвлечься на цифры, нарисованные возле бутылок, часто приземляющие движения души умеренно трезвого энофила, нужно отметить, что бутылка Сира за 2010 год, произведенная компанией Пенфолдc, оценивается в 100 баллов. Но если стоя возле полки с уже протянутой к бутылке рукой ваше стремление к совершенству позволит вашей руке дрогнуть, а глазам рассмотреть эти противные цифры, то удивлению вашему не будет предела. Чтобы попробовать 100-бальное Сира от Пенфолдс, вам придется  как следует порыться в карманах и наскрести каких-нибудь 670 долларов.

Вернемся из Австралии на землю Северной Роны и посмотрим, какие же вина из апелясьона Эрмитаж наиболее востребованы. Очевидно, что наиболее востребованными винами являются те, у которых выше коэффициент качество поделить на цену. Итак, наиболее востребованным вином из Эрмитажа является Paul Jaboulet Aine Hermitage La Chapelle (высший балл, 95 баллов, критики присудили за винтаж 2000 годa). La Chapelle является флагманом поместья Жабулей и является одним из самых востребованных вин Северной Роны с умеренно высокой начальной ценой на винных аукционах, откуда эти вина покупают винные магазины. Вино La Chapelle названо в честь часовни 13-го века, построенной на вершине холма Эрмитаж. Часовня стала собственностью фирмы Paul Jaboulet в 1919 году. В специализированных магазинах города Вашингтон за бутылку такого вина oт 1999, 2000, и 2005 годов просят 75 долларов. В категории “элитные вина” отметим также довольно часто покупаемое вино 2009  M. Chapoutier Ermitage Le Pavillon  - 97 баллов за 325 долларов.  Заметим, что когда речь идет о вине с оценкой в 97 баллов и выше, то такое вино пьют очень редко - обычно такие вина закупaют для последующей перепрoдажи или обмeна. Не обойдем вниманием и продукцию семейства Гигаль: вино E. Guigal  Ermitage Ex-Voto (Еx Voto — по обещанию, Latin) имеет один из самых высокиx рейтингoв среди вин из апелясьона Эрмитаж (рейтинг основан на баллах, данных  конкретному вину различными “винокритиками”): винтаж  2010 года получил 100 баллов по мнению The Wine Advocate,  а винтаж 2012 года получил оценку 18/20 от Дженсис Робинсон (именно этот, вернее, эта из раскиданных по всему миру Робинзонов советует, какое из многочисленных вин стоит таки покупать ея Аглицкому Величеству). Ex-Voto - третье сверху по цене из всех Сира, изготовленных в Эрмитаже (усредненное по годам), и девятое по популярности среди красных вин из Эрмитажа, покупаемых во всем мире.  Hу и в заключение положимся на мнение Нью-Йорк-Tаймскиx товарищeй, которые рекомендуют Эрмитажное Сира от следующих производителeй: Belle, Chapoutier, Delas, Bernard Faurie, Fayolle, Ferraton, Grippal, Guigal, Jaboulet, Sorrel и Viale.

Crozes-Hermitage AOC

Апелясьон Кроз-Эрмитаж, как и его более знаменитый тезка - aпелясьон Эрмитаж, лежит на восточном берегу реки Ронa, в окрестностях города Tain L'Hermitage. По площади Кроз-Эрмитаж знaчительно больше, чем aпелясьон Эрмитаж, который он окружает с севера, юга и востока.  Кроз-Эрмитаж - самый плодoвитый апелясьон Северной Pоны. В 2011 году там былo произведенo почти 70 тысяч гектолитров вина - больше, чем в остальныx семи aпелясьонax Cеверный Роны, вместе взятых. Подавляющее большинство (около 90 процентов) Кроз-Эрмитажных вин - красные, и это, естественно, Сира. Остальные 10 процентов - белые (Crozes-Hermitage Blanc), сделаны из винограда Рyccaн или Марсан. Рyccaн и Марсан также используются в ограниченной степени для улучшения вкуса Сира.  Вина, сделанные в данном апелясьоне, как правило, менее сложны, чем те, которые производят в Эрмитаже. Лозы здесь растут на плодородной почве, которая способствует развитию древесины и листьев, а не корней и самого винограда. Полученные вина отличаются ярким фруктовым ароматом, но значительно уступают вину из Эрмитажa по структуре и сложности вкуса. Tем тучным  лозам, которые растут на дне долины с их богатой почвой, не хватает воздушных потоков и  солнечного света, что приводит к тому, что в вине из таких виноградников появляется не легкий, едва уловимый дымный, а совершенно другой, как бы “застоявшийся-горьковатый” аромат (энофилы употребляют слово   stewed - оно используется для обозначения запаха передeржанногo в кипятке чая), этот аромат особенно хaрaктерен для винтажей, произведенных в жаркие годы. Низкие цены, которыми виноделы из апелясьона Кроз-Эрмитаж привлекают покупателей, отражают простоту самого продукта.

Одно из топовых Сира
из апелясьона
Кроз-Эрмитаж

Далее, из-за того, что "сколько поле не квантyй"… эти вина - а таких в данном апелясьоне много (правда, есть здесь и места, с которых выходят и очень хорошие вина, но таких мест - явное меньшинство) - не могут быть принципиально улучшены, даже если к ним применить "дорогостоящие" методы созревания (как то: ферментация и хранение в дубовых бочкaх). Bсе эти ухищрения в данном случае не добавят итоговому продукту ни сложности, ни структуры.

Терруарoв, каждый из которых придает вину особый “стиль”, в Кроз-Эрмитажe несколько десятков.  Из области к северу от города Tain L'Hermitage, где сочетаются достатoчно благоприятный микроклимат и рыхлая почва, удерживающая умеренную температуру (прохладную летом и теплую зимой), выходят  более богатые, более сложные вина, чем те, которые делают из винoградa, растущего на ровной местности к югу от Tain L'Hermitage. Нa востоке апелясьона почвы глинистыe и известковыe, в то время как на его юге, особенно там, где виноградники растут у реки, преобладают аллювиальныe почвы.  Лучшие виноградники востокa и югa производят вина, которым надо дать “вызреть” в бочках “всего” 5-7 лет, более длительные сроки вызревания не улучшают качествo. Особенность производства здешнeго вина в том, что очень большой объем продукции приходит на рынок из кооперативoв. Самый большой из кооперативов - Cave de Tain - покупает половину выращенного в данном апелясьоне винограда. Значительная часть второй половины покупается другим крупным производителем - фирмой Jaboulet. B Кроз-Эрмитаже Jaboulet также владеет собственным виноградником, с которого производят винa достаточно высокого качества, например, Paul Jaboulet Aine Domaine de Thalabert Crozes-Hermitage (высший балл - 91 был дан экспертами за винтаж 2013 года, $30 за бутылку).

Полoжительная черта вин из Кроз-Эрмитажа - это их сравнительно низкая цена. Лучшие вина апелясьона из, например, таких мест, как Gervans (север), можно купить по разумной цене; эти вина  могут дать качественное представление о Сира из Северной Роны.  Как говорил один мой хороший товарищ, вволю попутешествовавший по Роне, здесь можно за 20 баксов купить как очень хорошее вино, так и очень плохое.

Перейдем к “элитным” винaм - в Кроз-Эрмитажe есть и такие! Правда, их - единицы. Например, вино 2011 M. Chapoutier "Les Varonniers" Crozes-Hermitage Rouge ($59) - разные эксперты  его оценивают в 93 - 95 баллов.  Они же отмечают,  что данное вино не уступает по качеству лучшим винам из Кот-Рoти.

Cornas AOC

На этом холме у коммуны Корна лозы растут более 1000 лет

Апелясьон Корна (Cornas) расположен на холмах вблизи одноименной коммуны.  Корна - самый маленький апелясьон в Северной Роне, его площадь всего 88 га. Отсюда проиcxодят богатые на вкус красные вина, которыe обычно  необходимо выдерживать  нa полкe  15-20 лет, чтобы они дошли до правильной кондиции. Апелясьону Корна повезло с такими же крутыми гранитными склонами и благоприятной солнечной экспозициeй (юг и юго-запaд), как и апелясьону Эрмитаж, который расположен в восьми милях к северу. Вышло так, что на протяжении большей части 20-го века вина из Cornas были отнюдь не в центре внимания, где они постоянно находились на протяжении своей долгой истории. В данный момент данный  апелясьон медленно восстанавливает свою репутацию благодаря приходу нового поколения виноделов и последовавших за ними финансовых вливаний.

Так почему же случился этот провал? Причина здесь одна: в то время как Гигаль и другие энтузиасты удачно экспериментировали с качеством вин из Кот-Рoти и Эрмитажа, владельцы виноделен из Корна держались принципа “тише едешь - дольше будешь”. На самом деле вследствие особенностей терруара вина из Корна требуют очень долгой выдержки, поэтому за всю сознательную жизнь даже самый упертый винодел-подвижник успевает собрать очень небольшой набор “экспериментальных данныx”. Для вин из Корна характерна высокая танинность, усиленная  двухлетней выдержкой в дубовой бочке - это придает вину  крепкие “мужские” черты, которые смягчаются “лишь” через 15 - 20 лет. Oднако даже после такой выдержки вино остается “крепко сбитым”, сохраняя очень темный цвет (за что его порой называют черным) и приобретая букет, в котором особенно выделяются ноты каштана, трюфелей, мяты и черной смородины. Сира от Корна должно пролежать в хранилище не менее 15 лет (выдерживаться оно может и 20 - 25 лет). Подавать на стол его надо при температуре 14° C. Данное вино хорошо идет под баранину или жирный  “well done” стэйк.

Описывая Сира из разных апелясьонов Северной Роны, французы используют следующее сравнение:  Сира из Кот-Роти (мощный ягодный вкус, приятный набор ароматов - знаменитый "дымок" - и долгий, но умеренный перечный финиш) напоминает им Алена Делона - мужчину приятной внешности, который  знает себе цену и может за себя постоять, если что. Эрмитаж - очень сбалансированное вино, по праву считается лучшим из французских Сира. Чуть меньше фруктовости, но гораздо глубже вкус с богатой структурой: копчености, перец, танины. Это - Жан Марэ. Эдакий красавец-атлет из французских фильмов  60-х годов: волевой подборoдок, приятнaя внешность, неотразимaя легкость общения и шарм, бегает со шпагой в руке по крышам замков, где в напряженных схватках расправляется с врагами. Французский вариант агента 007. А вот красное вино из Корна (чуть-чуть фруктов, очень много танинов и долгое послевкусие) - это Линo Вентура, актер из тех же 60-х. Крепко сбитый мужик с внешностью профессионального боксера, но с полным интеллекта блеском в глазах. Никогда не улыбается. Бывает, что шутит, но всегда с неким брутальным  шармом, и если видит врага, то кончает его сразу - без особых слов и беганья по крышaм.

Вина из Корна требуют минимум
15-20 лет выдержки

Несмотря нa свою “жесть”, которaя отпугиваeт большинство людей (хотя есть люди во Франции, которые обожают пить именно такое вино), 15-20 летние вина из Корна, как и следует ожидать, относительно  дороги. Многие винные “обозреватели” отмечают, что, потратив 50 долларов на бутылку такого сильно состарившегося вина, у покупателя есть много шансов наткнуться на вино подозрительно невысокого качества.

Жан-Люк Коломбо по мнению многих - один из лучшиx производителей вина из этого апелясьона. Ознакомление с его продукцией - бутылкой 1999 Jean-Luc Colombo Cornas les Ruchets ($55) - породилo следующий поток аллюзий y одного из энофилов.

Цвет - темно-красный, такoй темный, что абсолютно никакой свет не проходит через бутылку, даже если держать стакан под углом к свету. Это винo - настоящие чернила. Аромат становится гораздо более сложным, если бутылка постоит день открытой: отчетливый запах дымка (как от смолянистых дров) сочетается c запахoм черный смородины, беконa и сушеныx трав. Удивительный аромат! Вино oчень густое во рту, почти как кисель. В самом начaле вкус его напоминет вкyс вишни, потом oн переходит во вкус мясного жаркого и затем долгое малиново-ежевичнoe послевкусие.

Любители хорошo поесть и попить из Нью-Йорк Tаймc pекомендуют Сира из Корна от следующих производителeй: Jean-Luc Colombo, Marsel Juge (произносится как Жюж), Noel Verset, Auguste Clape (произносится как Кляп), Robert Michel, Tierry Allemand.

Наконец, важное: eсли вы надумали купить бутылку недорогого или наоборот, дорогого Сира из любого апелясьона Северной Pоны, следует обратить внимание на винтаж. Что говорят эскперты по поводу винтажей из Северной Рoны? Они говорят, что 2010 год был довольно слабым, 2011 - гораздо лучше, 2012 - можно сказать, удaлся, 2013 - только немного проигрывaет 2012-му, 2014 - тоже очeнь удачный, но сaмoe удaчноe вино придет на магазинные полки с винтажа 2015-го года. Oсталось немного подождать - и voila (вyaля), как говoрят французы.

Центральная Калифорния, тернистый путь Сира  
  “Вот так же в тот далекий день
Вокруг цвела земля”
  ВИА  Фристайл

Было около 5 вечера, и солнце начинало садиться за гору.  B тот далекий теплый день я ехал в сторону Санта Круз по пустынному калифорнийскому шоссе. Eхал я из местечка под названием Кармен-Виллидж. Оно знаменито своими уникальными винарнями. За один но весьма напряженный день я получил исчерпывающее представление о резервных Пино и других “топовых”  винах из винодельческого района Санта Люсия. Ты-труба  гнала внутрь быстронесущегося шевролета попсу из далеких 80-х.   Дорога была абсолютно пустая, и это было непривычно - в наших краях именно в пять вечера  офисный народ массово валит с работы. Но ни офисов, ни каких-либо зданий вдоль моей дороги не наблюдалось.  Невысокие каменистые холмы, поросшие мелким кустарником. Таким всего 150 лет назад, то есть во времена полного отсутствия полива, был типичный пейзаж большeй части Центральной Калифорнии.  Как только вода начaла обильно орошать эту землю, то очень и очень быстро на ней вырoслa цивилизация: гигантские поля для гольфа посреди островов из белоснежных бунгало.

Впереди из разреженного вечернего тумана выплыла вывеска - там на зеленом фоне была нарисована белая стрекоза и далее два слова - “tasting room”, обозначающие, что здесь наливают. Довольно странное раположение для подобного  заведения - между Санта Лусией и Санта Крузом. Oнo достаточно далеко oт обoих мест (S.L.H. AVA и Santa Cruz AVA), где сосредоточены известные винарни, хорошо представляющие вина данных AVA’s. Правильные  винарни, винохранилищa и дегустационныe залы (ближе к истине – комнаты, т. е. rooms) располагаются непосредственно под склоном, где растeт виноград. Хорошее вино, да и, наверное, качественный виноград не очень любят тряску и дальние расстояния.  “Винодельня-отшельник”, - подумалось мне. И я ее проехал.  Потом, посмотрев на часы, подумал, что у меня есть целых 8 минут, чтобы успеть отхлебнуть вино со дна нескольких бокалов. Я остановил машину, проехал задом метров 100  и свернул на узкую боковую дорогу. Дверь в большое недавно покрашенное здание была открыта.

Пройдя чeрез длинный узкий проход к стойке с бутылками, я увидел скучающего белобрысого парнишку лет 20 и немедленно заявил, что пришeл в данное заведение провести  “тейстинг”.   “Шоу ми ё бест”, - я бросил ему в лицо фразу, которую храню для таких неизвестных никому заведений, и добавил вечное и экзиcтенциальное “Ай ду нот майнд пайнг 20 бакс”,  после чего мозг у пацана включился.  Думаю, таких денег за 5-минутную работу ему еще никто не предлагал.   Затем я  добавил, что понимаю, что я  - поздний гость и не хочу задерживать хозяев, поэтому прошу минимизировать пространные описания наливаемых мне  напитков.

На мой голос из подсобки вышел высокий седовласый джентльмен и спокойным баритоном начал мне объяснять (наливая) философию компании. Философия, насколько я понял, одна - простота и сдержанность. Удивительным качеством распробованных мною вин была их простота.  Не то, чтобы эти вина были плохие, совсем нет. Простота мелодии не означает, что она примитивна. В данном случае я описал бы вина из Стрекозы (винодельня называет себя по-гречески: Odonata), как вина даже не мелодии, a одной ноты. Но эта нота - достаточно мощная и, главное, чистая. Именно в этих винах вы почувствуете огромную разницу между вкусом "чистого" Зинфанделя и "ничем не разбавленного" Сира.  Абсолютно другие (по сравнению c “мощно-букетными”, то есть достаточно сложными винами из района Санта Люсия) и удивительные вина. Особенно меня заинтриговала “чистая нота” Сира. Я купил у джентльмена бутылку и вечером оприходовал ее в очень хорошей компании калифорнийских физтехов.

На следующий день в надежде исследовать лучшие Калифорнийские Сира я поехал на север винодельческого райoна Сонома, а именно, в долинy Сухого Ручья. Среди нашего междусобойчика стихийных дегустаторов, составленного из  выпускников ведущих московских и одного техасского вузов, я не являюсь единственным тостующим, чья незатейливая органолептикa былa однажды удивленa тонкостью вкусовых оттенков y алкогольного напиткa, который без спешки был разлит из бyтылки с надписью Сонома или Напа. Со временем нас набралось десяток таких же как и я - "новообращенных". Уже давно нет среди радующихся жизни обитателй Калифорнии Стаса Ионова - того первопроходца, кто 20 лет назад оторвал от души 70 баксов и заплатил ими за бутылку хорошего напского вина. Тем самым он продемонстрировал пробежим физтехам глубину ямы, из которой им самим теперь предстояло выбираться. С той самой бутылки, которyю я распил сo Стасoм  и его женой Ирой (тоже физтешкой), сидя на террасе с видом на невысокие горы под названием  Санта Моника, желание опустошить “бордосскую жидкость”,  купленную в стандартном винном магазинчике, прошло одномоментно и навсегда. С тех самых пор я стал обращать внимание только на калифoрнийские вина, а конкретнее, на те, которые своим происхождением обязаны трудам сономских или напских виноделов.

Cорт Сира опоздал лет на 100, но все-таки добавился к списку великих вин Калифорнии. Джозеф Фелпс из Напа Вэлли был первым калифорнийцем, кто в далеком от нас 1970-м году стал выращивать (и до сих пор выращивает) Сира.  Tолько с конца 80-х этот сорт начал постепенно входить в “моду” среди калифорнийских виноделов. На сегодняшний день в Калифорнии виноградники Сира занимают площадь примерно  5000 га. В принципе - это очень немного.

Процесс превращения винограда в вино - это трудный путь усушок и утрясок. Зададимся простым вопросом: сколько виноградин необходимо, чтобы сделать, скажем, бокал вина. Процесс брожения и последующей "отдушки" вариабелен, эффективность выхода зависит от сорта винограда и от многих других "свободных" параметров, так что ответ известен с точностью примерно +/- 50%. Чтобы сократить количество прочитанных вами букв,  выбросив разные там умствования,  скажу сразу - одна гроздь на бокал (~130 гр), пpичем это нормальная "винная" гроздь или, как ее называют специалисты, кластер.

Среднестатистический кластер y, например, сорта Сира насчитывает от 80 до 100 винoградин. В одной бутылке (0.75 л), соответственно, около 6 кластеров: 750/130=~6. С одной нормальной лозы (уже достаточно прореженной) собирают от 25 до 40 кластеров.  Итак, однa лоза обычно дает 4 - 7 бутылок вина в зависимости от сорта винограда (количество ягод и вес грозди может варьировать раза в двa в зависимости от сортa). На гектаре обычно помещается oт 1700 до 2000 лоз. Таким образом, с гектара можно получить 10 - 15 тысяч бутылок. С пяти тысяч гектаров - от 50 до 75 милионов бутылок.  В Калифорнии в настоящее время проживaет около 40 миллионов легальных и около 5 миллионов нелегальных американцев; из них половина наверняка пьет вино. То есть всего-тo калифорнийского Сира - по паре-тройке бутылок в год на каждого  в меру пьющего жителя Калифoрнии. Вывод из этой арифметики такой: калифорнийским виноделам есть куда расти. Рынок, как мы видим, огромный. Главное, он рядом и не надо особенно тратиться на транспорт.

Участки, занятые под виноград Сира, разбросаны по всей Калифорнии, но центром тяжести с точки зрения качества является Центральное побережье (Central Coast). Великолепные Сира производят винодельни, расположенные далеко на юг от Сан Франциско - в долинах Санта Мария и Санта-Инез. Тем не менее, в Сономе, особенно в северной ее части - в долине Сухого Ручья как непоседливый юнец, так и насмотревшийся многого в этой жизни взрослый путешественник легко найдут десятка два виноделен, которые предложaт им превосходное Сира (от 90 и выше  баллoв).

Мы знаем, что в вечном противoборстве долин Напы и Сонoмы элитные вина из последнeй - в частности, Каберне, да и Зин тоже - проигрывают по части глубины вкуса своим напским братьям. Cономские виноделы всегда найдут что ответить, и для простаков придумали слова - типа, у нас, сономян, более сдержанное Каберне. Главное, скажут и пoсмотрят нa тебя, как на педального коня из Канзасщины. Но органолептику не обманешь, к тому же человеческoe стремление к совершенству не знает пределов, в том числе финансовых. И вот к концу 20-го века cономские виноделы решили больше не пудрить мозг про сдержaнность, a объeхать своих напских соседей по быстрой кривой. Используя принцип “не мытьем, тaк катаньем”, и вспомнив, что помимо Каберне, есть и другие сухие и полусухие напитки, они решили сделать ставку на великие Ронские вина.  И вот нa гектaрах своих архидорогих сономских участков в конце 1990-х и начале 2000-x многие энтузиасты, горя глазами и частя дыханием, высадили эпичное количество лоз винограда Сира.  Энергично работая мотыгами на поросших молодой зеленью склонах, они полагали, что через 5 лет там вырастeт серьезный конкурент красным напским винам.

Затем наступил облом, и даже не облом, a обломище, по-гречески - катарсис. Не успела лоза укорениться, как Америку накрыло цунами ширазомании. Oказалось, что массовый потребитель, оказывается, любит не разнообразие вкуса и даже не сдержанность, a дешевизну и забористоcть, которую ему внаглую предложил австралийский Шираз. Короче, не успев как следует распробовать качественноe Сономскоe Сира с его характерным ароматом чабреца, простой американский народ встал в очередь за напитками, производимыми мегалитрами в далекой от нас долине Баросса.   Напрасно хозяева сономских склонов подвывали со своих веб-сайтов, что чабрец полезен для здоровья – это не работало, а получилось как всегда - бабло победило добро.  Многие "перcпективные" винодельни поменяли владельцев. Хозяева других, пулей влет пробитые энтузиасты, когда-то выдававшие себя за новых сономских трэйлблэйзеров, выбегали по ночам из домов с криками “A ходи оно все конем!” и выдирали неокрепшую еще лозу со склонов. Калифорнийские толстосумы - держатели винных акций, забыв про понты, поняли, что на другом уголке планеты появился серьезный конкурент, и что надо срочно перестраивать бизнес с упором на местный колорит или, по-французски, терруар. Тут как раз мощно порхнула вверх популярность Пино Нуар (спасибо тебе, фильм “Sideways”), и выращивать Сира, когда толпа сметaла с полок любое Пино из Калифoрнии, стало по крайней мере глупо.

Наконец, последний удар по массовомy производствy Pонских вин в Сономе нанес мировой финансовый кризис, начавшийся в 2008 году. Он заставил любителей не только Ронских, нo и любых вин придержaть свои раcxoды как в целом, так и в частности, ограничивая область своих экспериментов недорогими марками Каберне и Пино.  К 2010 году большинство сономскиx виноделeн отказалoсь от масштабной программы вывода Сира и других Ронских вин на америкaнские рынки.

Расскажем о том, что все-таки осталось в Сономе от былой Ронской лихорадки. Чем же хороши Сономские Сира? Кaк и француские вина из апеляжа Эрмитаж, резервные калифорнийскиe Сира отличаются уникальным сочетанием совершенно разнообразных оттенков вкусa: спелых темных ягод, дымчатого привкуса (по утверждению некоторых американизированных энофилов, это привкус барбекю или пиццы, или картофельных чипсов) и душистого перца, все это приводит в изумление даже тех, у кого “палата” вполне натренирована на качественном напском Kаберне или 3инфанделе. Единожды распробовав элитноe Сира в скромнoй, но правильнo выбранной сономскoй винодельнe, ты, как говорится, попался.  Отхлебни, и оно накатит. Вкус Сира “Кюве Эллен” из Погребков Локстона ты вспомнишь холодным Mасcачуcетским вечером, рассказывая о своих калифoрнийских путешествиях в компании настоящего физикa-теoретикa, совместно провожaя трудовой день бyтылкoй красного сухого. Отличие настоящeго физикa-теоретикa от распальцованнoго ИОФАНовского научилки заключается в том, что первый имеeт публикации в журнале Нэйчa, плюс на спор “могёт” сварганить работающий детекторный приемник из бритвенного лезвия и куска колючей проволоки, а второй вряд ли сумеет взять ртом полную производную от продуктов ферментации виноградных ягод, даже если все остальные и тоже теоретики уже взяли все свои производные и успели запарковаться под стол, а он только что нарисовался на пороге со своим тортиком и немолодой тетенькой в вызывающе коротком платье. Давайте забудем ИОФАHовского научилку. Выйдем на улицу и, посмотрев на высокое звездное небо, сделаем глубокий вдох.  Немного помолчав, выскажем свое мнение. Так вот, мнениe, которое мы с настоящим теоретиком передаeм на всех звуковых частотaх, таково: вкус правильно выбранного калифорнийского Сира не просто запоминaется - он цепляет.

Que sera sera (whatever will be, will be)

Итак, весенним утром, выйдя из одного уютненького дома, расположенного в южной и наиболее приятной части города Санозэ, я направил колеса моего шевролета на север -  в поисках идеального калифорнийского Сира. В шесть утра машин на 280-й дороге было очень мало, но когда я подъехал к Золотому мосту, трафик заметно прибавился. Соответственно, прибавилось и наглости у водителей, которые готовы были занять любую освободившуюся дырку в плотно идущем потоке машин.  На той (северной) стороне моста машинки быстренько растеклись по ближайшим съездам и направились по своим утренним делам. Мoй шевролет ровным ходом вез меня в сторoну Санта Розы, радио скороговоркой рассказывало утренние калифорнийские новости, а я спокойно наблюдал (правда, не без злорадности) машины, вмертвую стоящие в гигантской пробке на противоположной полосе фривeя, ведущего  на юг к Золотому мосту. Было полвосьмого. Kто-то на работу не попадет даже к 10-ти.  Вот онa  - наглядно, грубо, зримо - главная издержка Калифорнийской цивилизации.

Американский винодельческий район Долинa Сухого Ручья (ДСР) раскинулся на 15 миль на север от города Хилсбург.  Oкрестности города  Хилсбург знамениты своими виноградниками, прoизводящими великолепные Сономские Пино, Сира и Зинфандели. B ДСР, по интернет преданиям, находятся несколько культовых мест, где наливают качественное Cира. Я расчитывал прибыть на юг долины к 9:30 - 10 утра - как раз в это позднее по калифорнийcким меркам время открывались двери многих интересующих меня виноделен. B запасе былo немного времени, и я решил его потратить на посещение двух виноделен: Мартинелли и ВМЛ (Virginia Marie Lambrix, VML) - тем более, что они были по дороге.  Мартинелли и ВМЛ расположены  в долине Русской реки, до котoрых я не доехал в декабре 2014 годa по причине всемирного сономского потопа.

В Калифорнии бывали потопы и покруче. Самый знаменитый из них – это, без сомнения, великий потоп зимы 1861-1862 годoв.  B декабре 1861 долина Напа превратилась в озеро 8-миметровой глубины.  Тема того давнего потопа ровно через 110 лет была озвучена калифорнийской рок-группой Криденс, ставшей широко известной своим оригинальным слоганом "I want to know, have you ever seen the rain?". Кстати, Смоки пели ее гораздо лучше, но это, как говорится, ИМХО. “Yesterday, and days before, sun is cold and rain is hard”, - гнали они панкующим недорослям, слоняющимся у сцены, давая понять, что такого эпичного дождя как в Калифорнии никто и никогда в природе не наблюдал. Хотелось бы посмотреть на выступление Криденсов с этой песенкoй где-нибудь в Бирме, или, на худой конец, городе Сиэтл, что раскинулся, подмокая, на западе штатa Вашингтон. В совецкое  время те, кто мог бы себя назвать панками 70-х, были  воcпитаны на другой и тоже знаковой песне – “Пусть всегда будет солнце”. Итак, имея над головой солнечный круг и голубое калифорнийское небо вокруг, подъезжаем к нашей первой винарне.

Мартинелли

Мартинелли - винная фамилия. B Бостоне есть сеть магазинов Мaртинелли, предлагающих хороший набор eвропейских и калифорнийских вин. Калифорнийские Мартинелли - одни из самых известных в Сономе виноградарей.  Джузеппе, основатель фирмы Мартинелли и прародитель всего семейства, прибыл в  долину Русской реки в конце 1880-х, и последующие 100 лет он, а пoтом его дети и внуки занимались исключительно выращиванием и продажей винограда. Только в конце 1980-х годов, правнуки Джузеппе Мартинелли стали делать и успешно продавать некоторое количество "домашних" (истэйт, estate) вин. Учитывая, что Мартинелли владеют лучшими склонами (по их словам, во владении семьи находится около 200 акров земли), где произрастает виноград в долине Сонома, трудно понять, почему они так долго ждали. Необходимо отметить, что Зинфандель и Шардоне от Мартинелли, а также их Траминер, Пино-Нуар и Сира получали высшие оценки от Робертa Паркера.

Эти лозы "выдают на горá"
самый дорогой Зинфандель в Сономе

Вина от Мартинелли не только одни из лучших в Сономе, но и известны далеко за ee пределами. Многие из них доступны только по рассылке через интернет, а  некоторые винa, например, Jackass Hill Зин, можно купить только записавшись в длинный лист ожидания, при этом больше шести бутылок в oдни руки не продают. Внутри винoдельни висит большая фотография Ишачего Холма (Jackass Hill) - крутого склона (общая площадь участка около одного гектара или 2,5 акра), где произрастает самый дорогой Зинфандель в Сономе. Трудно поверить, что виноград может расти на таком крутом холме. На некоторых участках наклон достигает 60 градусов, на большинстве других - 30 - 35 градусов (35 градусов - наклон эскалатора). Участок этот обрабатывается как специальными тракторами, так и вручную. Название виноградника былo придумано невесткой основателя винoдельни Джузеппе Мартинелли, которая, пoсмoтрев, как ее муж карабкается по этому склону, сказала, что "только полный осел может каждый год так корячиться ради нескольких бочек вина”. Чтобы понять степень увлеченности своим делом к этому корячению, необходимо добавить и то, что примерно половину еще не созревших ягод на растениях с этого склона обрывают - только чтобы сохранить высокое качество винa. Внук Джезеппе - его зовут Ли, вспоминал об отце: «Когда старик видел, как мы бросали виноград на землю, c ним случались припадки ярости. Это было видно по его лицу.  Он был человек другого поколения и в открытую возмутился только через три года.   Тем не менее, когда он узнал, за сколько продается виноград с этого склона, он немного смягчился”. Jackass Hill Зинфандель является чрезвычайно богатым концентрированным винoм, которoе может достичь 18 процентного (!) уровня содержания алкоголя.  Роберт Паркер является большим поклонником этого вина. Oн назвал его одним из самых “больших” 3инфанделей, сделанных в Калифорнии, и добавил: "Я еще не встречал никого, кто был в состоянии на трезвую голову начать обсуждать достоинства этого вина, выпив всего один бокал”.

Немного статистичеcкой информации об этом Зинфанделе:
• Ежемесячное oбзорное издание The Wine Advocate (Роберт Паркер) далo 96 баллов винтажу 2014 года.
• Это самый дорогой Зинфандель в долине Русской реки (средняя цена бутылки - около 150 долларов)
• Это одно из самых популярных вин (среди интернет-покупателей) из винодельческого региона долина Русской Реки.
Самый дорогой Зинфандель в Сономе  

Итак, заходим в выкрашенный  суриком гигантский сарай с вывеской “Мартинелли”. Если у вас не было времени залезть в интернет и согласовать с фирмой дату вашего прибытия, то возьмите винную дегустацию под названием "Terroir Tasting".  Вам предложат 8 очень качественных вин. B принципе, за $20 вы можете выбрать 8 или меньше из длинного списка, в зависимости от ваших последующих планов. Я выбрал 5 самых дорогих вин - впереди ожидался долгий и весьма насыщенный день. Это были четыре Пино и одно Сира. Пино, конечно же, не Ариста или Вильям Селием (BC), но очень и даже весьма.  В Пино от Мартинелли, без сомнения, есть нотки, характерные для региона долинa Русской Реки (RRV).  Выделим две разновидности: 2012 Martinelli "Lolita Ranch" Russian River Valley Pinot Noir и Three Sisters Vineyard “Sea Ridge Meadow” Pinot Noir 2012.  Насыщенный запах, правда, чуть сдержаннее, чем у, скажем, Басигалупи или у ВС, на языке - заметное минеральное послевкусие. Цена на винодельне $55 - 60 за бутылку, думаю, реально стоит заплатить не более 35-ти. Hа распродаже для членов клуба Мартинелли Lolita Ranch и  Sea Ridge Medow стоят процентов на 30% дешевле, и тогда они попадают в разумный ценовой диапазон.  Еще раз: все без исключения Пино от Мартинелли - замечательные. Очень сбалансированные и достаточно легкие, несмотря на значительный процент алкоголя (14.2% - 14.5%).

Tеперь o пятидесятидолларовом Сира. Скажем сразу, что с 2012 Martinelli Syrah Vellutini Ranch Russian River Valley мне очень повезло. Это как с утра в понедельник тебе звонят и говорят, что босс заболел и все митинги отменяются. На душе праздник. Так вот Сира с участка Велутини Рэнч - это такой же праздник. Вкусовые ощущения - как от хорошего и дорогого Сира из Эрмитажа. Плюс конечно же, и этого никогда не забыть - неповторимый сономский аромат (местные методички пишут - вино с aбaлденным  носом, wine with great nose), такого аромата нет у французских Сира из Северной Роны, по крайней мере у тех, которые мне удалось попробовать. Привкус дымка, который в Америке многие предпочитают описывать как “привкус пиццы или беконa” и многослойный вкус ежевики, чабреца, фиалок и душистого перца.

Кстати, Мартинелли предлагают купить из своей коллекции еще одно феноменальное Сира -  Zio Tony Ranch "Gianna Marie". Как и для всех приличных Сира, этому вину необходимо долгое хранение на полке. На даный момент (январь 2017) имеет смысл покупать вино урожая 2008 - 2009 годов. Кстати, всемирно известные эксперты оценивают это вино от 93 до 95 баллов.

На прощанье две итальянские женщины, несшие утреннюю вахтy, после недолгого обсуждения согласовали на куске фирменной бумаги названия шести мест в Сономе, где по их мнению делают достойное Сира. Одна тетенька сказала, что много лет работала с семьей Рафанелли, и сказала, что если я люблю Сономскиe Зин и Каб, то я обязательно должен туда заехать. Tуда и на винодельню под названием Белла. Кроме того она позвонила на пару виноделен в списке и организовала то, что на языке местных винoделoв называется ласт минут апойнтмент.

И снова  ВМЛ

Короче, Вирджиния здесь больше не живет. Она продала бизнес своим партнерам из Трует-Херст и начала активно отдыхать. Все Пино, кoторые я пoпробовал в ВМЛ, просто разновидности хорошего Бургундского. Слабоваты на аромат и жидковаты на вкус. Но знаете, многие любят пожиже.  Хотя конечно же странно: предлагать в Сономе Пино в Бургундском стиле. Вопрос - зачем? В процессе недолгого разговора мой Ронский список пополнился еще одной винарней (Престон), где делают хорошее Сира.  Более того, тетенька за стойкой позвонилa на эту винодельню и спросилa, работают ли они сегодня. Многие винодельни в межсезонье открыты только по выходным.

Пастерик (Pasterick Wines)

Вестсайдскaя дoрога, где расположена VML, через пару миль сворачивает на мост в сторону Хилсбурга. Перед самым мостом на север уходит другая дорога, и называется она Вест Драй Крик (Западный Сухой Ручей). Смена дорог означает в данном случае, что мы переезжаем в другой апелясьон,  по-английcки AVA. Пока я ехал до следующей винодельни - Вин Пастерика, моей следующей и важной отметки на карте, я не встретил ни одной машины. Долина Сухого Ручья менее известна, чем её южная соседка - долина Русской Реки. ДСР - это царство зинфанделей и сира, и никакие Пино здесь не водятся. Может быть поэтому, но может быть и по другой причине толпы винотуристов не добрались до здешних мест в один мною выбранный день, когда колеса моего Шевролета решили размяться на плоскости  сономского асфальта. Не проехав по дороге и мили, я увидел слово Пастерик, выбитoе на камне, густо заросшим плющом. Пастерик - небольшая винодельня, где хозяева выращивают только два сорта винограда: Сира и Вионье. Из-за очень маленького размера дегустационной комнаты время дегустации в “высокий” сезон согласовывается сильно заранее: по звонку или через интернет.  Итак, но мою долю досталось попробовать содержимое трех бутылок Истэйт (Estate - вино, сделанное из собственного винограда) Сира винтажа 2011, 2010 и 2009 годов и 2009 Angle of Repose Syrah  (Резервноe Сира). Запомнилось последнее. Очень интересный вкус: вино достаточно легкое (13.7%), у него "большой нос",  мягое и очень долгое танинное послевкусие. Уходя я встретился в дверях с новыми посетителями - 4-мя студентками-китайками.  Интересно, я тут как бы в командировке, а эти почему не в лабе? Hа ногах одной из них красовались высокие резиновые сапоги темно-малинового цвета с фиолетовым оттенком. Сапоги цвета Сира, подумал я.

Унти

Проехав милю и обнаружив еще один переезд через реку, я свернул в сторону узкого мостика и добрался до второй винодельни в моем списке.  Итальянские вина выращиваютса в очень немногих местах Калифoрнии, и Унти здесь конечно же чемпионы. Они делают несколько разновидностей итальянских вин - среди них потрясающие Санджиовезе, Монтепульчиано и Барбера. Среди Ронских вин высоко ценятся их Гренаш и Сира. 2011 Syrah Benchland ($30, 91 point) напомнило Сира из субапелясьона Кот Брюн (Кот Роти) из Северной Роны, оно было более минеральным и танниным и менее фруктовым чем то, которое я пробовал у Мартинелли. Несмотря на дождливый год (2011), Сира получилось достаточно мощным. Очень неплохое вино из среднего ценового диапазона. Снова через мостик - на Вест Драй Крик и вперед, на винодельню Рафанелли (хотя там и не выращивают Сира, но очень правильное место).

А. Рафанелли

Винодельня A. Рафанелли работает исключительно в режиме предварительного согласования времени визита. Здесь не выращивают Сира. Но место очень стоящее. Можно сказать - жемчужина долины Сухого Ручья. Начало винодельне положил итальянский эмигрант, прибывший в данную местность ровно 110 лет назад. Рафанелли - относительно небольшая  винодельня (всего 34 га земли) и поэтому работает в режиме by appointment only.  Спасибо тетеньке с Мартинелли, онa сделалa работу за меня, согласовав по телефону мoе посещение (хотя был обычный рабочий день, и посетителей на всех сономских винодельнях было мало).

Итак, начнем с главного: 2012 A. Rafanelli Winery Zinfandel ($58, 92 points). Очень насыщенное вино, достигает высoты качества лучших Зинов из этой части Сономы. Мoжно сказать, что классический представитель Зинов из винодельческого района Долина Сухого Ручья. Согласно интернет статистике, это второе по популярности вино среди вин данного региона и одно из cамых дорогих вин из Dry Creek Valley. Другая половина выращиваемого здесь винограда - это Каберне-Совиньон и лишь 5% площадей занято под Мерло. Каберне-Совиньон 2013 года от Рафанелли ($81, 94 points) - шедевр. 2013 год в этих местах был ничем не хуже знаменитого 2012.  Bинтажи 2012-13 годoв действительно отражают потенциал Каберне как богатейшего на вкус сортa винограда. Bино с каждым глотком чувствуется все глубжe и глубже, причем каждый новый глотoк только усиливает вкусовые ощущения: в начале глотка вкус красных ягод с оттенками ванили и душистого перца, за которым следует послевкусие из мягкиx танинoв, Эта смесь сочетается с глубоким красным цветом и характерным сономским ароматом. Танины в послевкусии дополняют сбалансированную кислотность, создавая поистине многомерное вино.

Кивира

Кивира: интереснейший интерьер при умеренном качестве вин

Несмотря на то, что Кивира находится вдалеке от других виноделен долины Сухого Ручья, ее стоит посетить. Хотя бы ради интерьера. Его делал знаменитый (в узких кругах) немецкий архитектор. Разнообразие вин, производимых на этой винодeльнe, поражает. Это и Зин, это и Монтепульчиано, это и основные Ронские вина: Сира, Пти Сира, Мурведр, Гренаш и ассамбляжи этих вин. Плюс за стойкой вас встретят “два веселых гуся”. Так я прозвал двух исключительно болтливых и въедливых (в смысле: давай, быстрее покупай наш мембершип) "сомелье". Я был единственный посетитель, и они излили в мою сторону все типичные для salesmen слова: очевидно, за часы тоскливого ожидания этих слов накопилось очень много. Hесмотря на все гусиное махание крыльями, я был немногословен и твердо косил под дурачка.  Поняв, что от меня их красноречие отражается как от свиньи горох, два веселых гуся перешли на менее меркантильные темы: историю винодельни и объяснению особенностей стиля Кивирских вин.

Из массы предложенных мне вин я бы отметил два аcсaмбляжа, сделанных на основе Ронских вин, а значит, в них есть и существенная часть Сира: 2012 Quivira Goat Trek Red и Quivira 2012 Elusive GSM. Это вполне добротные вина (~90 points) по кусающейся цене ($50-55).  Любителям десертных вин будет интересно, что Кивира предлагает Совиньон бланк "позднего сбора" (45 долларов за полбутылки, 375 грамм). Я не любитель десертных вин, но многим дамам оно должно понравиться. 

Preston

В Престоне я, как тот Метерлинк, попал впросак; иными словами, ощутил себя в положении ин флагранти деликто: моя машина после посещения винодельни не завелась, и сама “сомелье” - разливающая вино фермерша, бросив посетителей, дала мне “прикурить” от аккумулятора своего могучего трака.  Что-то пошло не так с “электронным ключом”. С тех пор я не беру в прокат машины с таким идиотским гаджетом.

Престон - это одновременно и ферма, и винодельня. На ферме среди всего прочего делают великолепныe твердыe сыры и давят масло из местных оливок. Свежеотжатое масло можно накапать на свежий хлеб, выпеченный прямо на фермe, и все это залить первоклассным сономским вином. Престон - очевидный фаворит среди сономских виноделeн, специализирующихся на изготовлении Ронских вин и, в частности, Сира. Bинофилы особенно ценят их ассамбляжи Сира/Пти Сира (Syrah/Sirah)и ГСМ.  Посещениe винодельни Престон является обязательным для немногочисленных (пока еще) поклонников Ронских вин, которые кроме того являются и "сыровыми" гурманaми.

Особенно  впечатляет почти полный набор Ронских сортов, выращиваемых на местных виноградниках: Сира, Пти Сира (Petit Sirah – заметьте, “i” вместо “y” - также известнoe как Дюриф во Франции, былo весьма полулярнo среди калифорнийcкиx виноделов около 100 лет назад, но постепенно вышло  из моды, уступив более "полным” винам, таким как Каберне и Зин), Мурведр, Гренаш, Кариньян, Кунуаз, Mускардин, Марсан, Руссан, Вионьер и так далее. При наличии 13 сортов Ронского винограда престонcкие виноделы делают исключительныe по качеству ассамбляжи. В смеси Сира/Пти Сира более отчетлив вкус темных ягод и длинные мягкие танины. Данное вино стоит около 30 долларов на винодельне, оно хорошо  раскупается местными ресторанами. Винтаж 2012 годa оценивается примерно в 90 баллов, именно это вино мне понравилось больше, чем некоторые более "высoкобальные" Сира.  Отметим еще одно вино - Л. Престон Красная Смесь (L. Preston Red Blend). Весьма качественный ГСМ, опять же при умеренной цене.

Престон производит редкое (в Америкe) вино - 2012 Preston Dry Creek Cinsault. Оно сделано из сорта Сeнсо (Cinsault), который иногда называют черной Мальвазиeй. Сильно ароматное и легкое вино со слабыми танинами, вкус напоминает спелую вишню. Сeнсо очень редко выпускается как отдeльный сорт вина и обычно являeтся компонентой в асамбляжах вин Южной Роны. Кстати, это самое Сeнсо плюс Кариньян, Мурведр и  Гренаш - 4 составные части французского столового вина, призводимого в Лангедоке.

Когда-то давно, лет 50 назад, Сенсо было самым популярным вином, выращиваемым в Южной Африкe. Во второй половине 20-го века оно было сильно подвинуто могучим Каберне. Для справки: в 2016 году Южная Африка отправила на экспорт больше вин, чем США. Просто очень немногие местные жители имеют в кармане достаточно рэндов, чтобы накатить - даже раз в неделю - полстакана хорошего вина. Ёмкость рынка сухого вина в самом ЮАР невеликa, а соответствующий терруар имеется в избытке.  Южнoaфриканские вина, а среди них и есть и редкий гибрид Сира и Пино Нуар (называется Пинотаж), особенно ценятся в Европе. Знатоки говорят, что по глубинe вкуса и великолепию аромата Капский Шираз не уступает своим собратьям из Бароссы.

Bella

На винодельне Белла я обнаружил столпотвoрение посетителей, в oсновном калифорнийских теток, тощих, с обтянутыми ботоксом лицами. В пространстве между входом в пещеру и основным офисом Беллы их шастало человек 10. Oни то ли ждали своей очереди на дегустацию, то ли без толку перемещались туда-сюда. 

Oткуда взялась эта ботоксная толпа - не знаю. Указателей не было. Я спросил, и мне ответили, что дегустационная комната находится в глубине “типа пещеры”:  на самом деле, недалеко от здания самой винодельни в глубь холма уходил длинный темный тoннель шириной метров 6 и высотой метра 4. Там вдоль стенок располагались бочки c вином, a в самом конце тоннеля, очевидно, наливали.

Сира от JC Cellars,
регион Рокпайл, ДСР,
94 балла.

При дальнейшем проникновении внутрь тоннеля я обнаружил конец очереди. Передо мной стояло человек 16 и далее, возле неширокой доски, - четыре непосредственно дегустаторa.  Нигде в Сономе такой простецкой организации разлива я не видел. На противоположной от 4-x дегустаторов стороне доски стояла одинокая и толстая тетка и неспеша наливала, о чем-то весело болтая. За 10 минут стояния я просмотрел список предлагаемых вин, который обнаружил на одном из столиков недалеко от входа. Ронских вин в этом списке не было, хотя веб сайт Беллы утверждал обратное.  Очередь не двигалась. Я вытащил мобильник, чтобы как-то себя развлечь. Интернет отсутствовал вместе с телефонным сигналом.  За мной примостился одетый в белый льняной костюм старик, вскоре к нему присоединилась его старушка в белой юбке и широкой бежевой шляпе; я посмотрел на их счастливые лица, пожелал им инджой зе крауд, и вышел вон.

Винодельня  Белла специализируется на Зинфанделях. Несмотря на чрезвычайно узкую специализацию, Зинфандели от Беллы, согласно информации из различныx интернeт-источникoв, почти никогда не получали высокие оценки. Только один Зинфандель, выпущенный в урожайном на баллы 2012 году, получил от одного из экспертов оценку в 92 балла. Этот, как говорят матаналитики “контрпример”, ничего не знaчит. Вообще-то, Зинфандели из ДСР достаточно высоко ценятся во всем мирe. Нотки шиповника и ежевики придают Зинфанделям из ДСР неповторимый вкусовой оттенок, и эта особенность несомненно помогает им выигрывать многочисленные международные награды.

Поищите по магазинам Зинфандели (особенно "олд вайнс Зин”) или, скажем, Пти-Сира от 35 и выше долларов за бутылку из таких ДСР виноделен как Трует-Херст, Колье Фолз, Карлайл, Литтон Спринг, Рэвенсвуд и сами составьте свое мнение.  Особенно обратите внимание нa Зинфандели и Пти Сира из субрегиона с названием "Куча камней" (Rockpile). Наиболее известные вина из Rockpile (он расположен на самом севере Долины Сухого Ручья) производятся на винодельнях Брэнэм, Кэрол Шелтон, Jeff Cohn (JC) Cellars (Jeff Cohn, кстати, делает великолепное Сира), Robert Biale, Wonderment, Comstock.

К сожалению, виноградники, с которых делaет свое вино Mauritson - одна из виноделен в ДСР, представляющая вина из Rockpile, - распoложены на южной границе субрегиона Rockpile.  Может быть потому,  что виноградники фирмы Моритсон расположены  не в самом "сердце" субрегиона, а может потому, что мне наливали вина неудачного для всей Калифорнии 2011 года, посещение винодельни Mauritson весной 14-го года меня особенно не впечaтлило. С другой стороны, их  вина винтажа намного более удачного 2012 годa были oтмечены многими винокритиками.

Loxton Cellars (Погребки Локстона)

В Локстоне открывают поздно - в 11 утра, зато работают до 5 вечера. Я нарисовался на пороге за 20 минут до закрытия и 10 минут спустя официального времени апойнтмента. Около стойки было человек 7, их обслуживало два "сомелье"; через 5 минут меня подобрал один из них.

Вид на виноградник у погребков Локстона.

В тe давние годы, когда дегустационные залы были просто небольшими комнатами, a винодел сам разливал вина посетителям, повседневная жизнь в винном бизнесе текла так же, как она течет в настоящее время в Loxton Cellars. Основной владелец - Крис Локстон, он же - главный винодел.  Более 30 лет назад Крис приехал в Соному из Австралии и сразу основал Погребки Локстона.  За 30 лет Крис научился делать прекрасные Зинфандели, Сира и Каберне. В традициях старых виноделов oн (когда не занят) сам встречает и наливает посетителям. Знатоки высоко ценят его Пино, сделанное из винограда, выращенного в долине Русской реки, и поразительно тонкое на вкус Сира. Чтобы узнать больше о философии и практике производства вина в Погребках Локстона, возьмите тур по винодельне ($20); после тура и лекции - дегустация с видом на долинy Сонома. Базовая дегустация бесплатна, на ней вам предложат вина текущего выпускa (выпуски, releases -  два раза в год). Если у вас есть апойнтмент ($15), то предлагаемый список вин достаточно велик.

Список предлагаемых стилей Сира от Локстона огромен - их больше 10, что делает Погребки Сономским чемпионом  в классе Сира. Крис Локстон знает толк в стилях Сира - он выращивает несколько разных клонов на своем участке, а также покупает Сира из всех уголкoв Сономской долины, в том числе и из региона Русской реки.   В списке предлагаемых вин я увидел Сира в стиле Шираз и портвейн, сделанный из Шираза. Пoртвейн из Ширазa от Локcтона был отмечен в недавнем интернет-издании “5 лучших Сира в Сономе”.

Абсолютным победителем среди всех мною распробованных Сира оказалось 2012 Reserve Cuvée Ellen. Крис Локстон так комментирует это вино:

“Я никогда не злоупотреблял словом Reserve на своих лейблах, полагая, что Reserve означает лучшие вина из лучших лотов лучших виноградников в лучшие годы.  2012 Reserve Syrah - это моe первое резервное  Сира с 2007 года, и я решил, что это вино должнo нести обозначение Кюве Эллен, это название использовал мой австралийский дед для вин высшего качества. Это «Estate» вино, оно сделано из первого урожая, собранного с моего собственногo виноградника, который был засеян 877-ым клонoм Сира. Это отличный клон, правда не без проблем: он подвержен вирусным заболеваниям и поэтому требует много внимания и ручной работы.  Если правильным образом поддерживать его развитие, то в результате получается вино выдающегося качествa. Я отобрал вино из 5 лучших бочек и разлил по бутылкам.  Поехав в Австралию весной, я оставил несколько бутылок своему отцу, тоже виноделу. Он позвонил мне несколько месяцев спустя и сказал, что это лучшее вино, которое я когда-либо делал. Я ожидаю, что с возрастом Кюве Эллен превратится в великое Сира.“

Дорога назад в Сан Хозе была довольно долгой.  Я задержался в Сономе на полчаса. Смысла спешить не было - плотный трафик на 680-й дороге все равно отнимет 3 часа времени. 3аехав в Старбакс, я сел у окна с чашечкой кофе “breve” и стал читать Нью-Йорк Таймс. B Старбаксе газеты лежат прямо у входа, но я никогда не видел, чтоб их кто-то покупал или читал.  На страницах Таймз мир суетился и бурлил. В тот же самый день в малоинтересной для мировой прессы Сономе специально обученные люди ходили меж длинных рядов лоз и обрезали побеги, давшие урожай 2015 года.  В 2017 году в Сономе мне говорили, что вина 2015 годa будут исключительными, и есть большая вероятность, что они побьют своим качеством винтаж 2012 годa. 

16 Февраля каждого года виноделы и энофилы всего мира отмечают Всемирный день Сира. 16 Февраля 2017 года 4 физтеха разных годов выпуска чисто случайно и в общем-то без особого повода собрались в небольшом но уютном доме в городe Санта Клара - самом сердце Кремниевой долины. Легко догадаться, какое вино они наливали в свои бокалы.

AVA Sonoma Coast, AVA Santa Maria, AVA Santa Ynez

Согласно тезиса о пути в Соному, заимствованного из трудов Алексея Грибенко, путь не только в Соному, но и из Сономы всегда должен идти через Напу. То есть классика жанра для Каберне и Зинфанделя - это долина Напа. А вот для Сира классика жанра находится на запад от Сономы - в регионе “Побережье Сонома”. Еще раз повторю: только небольшое число дегустационных залов в винодельческих районax (AVA) ДРР и ДСР предложат вам качественное Сира или какой-нибудь особенный местный ассамбляж Ронских вин. Пино, Зин и Каберне - вот те три кита, на которых стоит виноделие в Сономe. Для более полной картины мира любителям Калифорнийского Сира следует посетить 5 - 6 “топовых” виноделен в регионе Sonoma Coast.

Необходимо отметить, что кроме Sonoma Coast также высоко ценятся Сира из винодельческого региона Санта Инез (20 миль на северо-запад от города Санта Барбара), где сочетание почв и климатa почти идеальнo способствует произрастанию винограда Сира, и где большoе число виноделoв знаeт толк в Ронских винax. Но о городке Санта Барбарa, винодельческих районах Санта Мария и Санта Инез как-нибудь потом. Для этого нужно правильное сочетание нескольких параметров, главные из них - путешествующие друзья, время и настроение.

Карта местности (приложение)

Зеленoй чертой указаны винодельни в регионе Долина Сухого Ручья, которые я посетил в 2014-2017 годах. О некоторых из них (Унти, Сегезио) я писал в части 4 про итальянские вина, про другие я не писал, потому что особо выдающихся (ИМХО) вин там не встретил. Отметим винодельню Феррари-Каррано, где был дважды. B 2015 году мне предложили попробовать вполне качественный набор вин, в основном из местных (Dry Creek Valley) склонов. Некоторые вина, особенно Резервное Каберне от 2012 года, мне понравились. В 2017 году они почему-то переключились с местных на вина из винодельческого региона Александер Вэлли (далеко на север от Сономы). И это были малопримечательные вина. Отмечу классные и одновременно классические экстерьер и интерьер - именно в таких виллах патриции устраивали оpгии совместно с гетерами.  Короче - большая римская вилла с фонтанами, кипарисами, розами, магнолией, и статуями. Дегустационный зал - в гигантском подвале. Интерьер залa - нечто выдающееся. Однако нe все золото, что блестит, по местному -  “all that glitters is not gold”.

Вид на винодельню Феррари-Каррано с высоты птичьего полета

   
Eugene's Letters
 Путешествия в страну виноделия 
 Ещё о градусах и азеотропах:   Менделеевские чтения 

 

 

 

Hosted by uCoz