Главная  –  sundries  –  Мемуар 
Скопировано из http://asam.ru/inst/MV/mv_1.htm

МАТЧ  ВЕКА


«Жил-был я…

Помнится, что жил…»

С.Кирсанов

 

 

 

Не знаю, зачем я это пишу. Просто, как монах XII-XIII века, записывающий события, свидетелем которых был, и полагающий - они что-то значат для истории. Правильна эта оценка, нет, покажет только время.  Творение твое может затеряться, может быть уничтожено, искажено, присвоено, развито более поздними и более талантливыми последователями - да мало ли что! Пишу я главным образом для себя, как это делали многие-многие до меня. Понятно, для меня жизнь моя имеет большое значение, как и все, что в ней происходит, так что уже хотя бы одному человеку это будет интересно читать (а возможно, захочется и написать).

 

Есть желание написать не только потому, что это было частью моей жизни, а еще и по той причине, что есть стойкое ощущение значимости традиции, при рождении которой мне повезло присутствовать. Традиция эта исключительно мирная и вряд ли когда-либо громко прозвучит, но свое место в истории должна занять, как это сделала гонка «Оксфорд-Кембридж». Занимая вполне сознательно патриотическую позицию, считаю: МФТИ не уступает вышеназванным вузам, в чем-то их превосходит, да и в дальнейшем, думаю, будет на высоте. Значит, и история МФТИ должна быть на соответствующем уровне. Однако, если «Оксфорд-Кембридж» в поисковой системе дает информацию о регате уже в десятой позиции (смотри врезку), то поиск по  ключу "МФТИ" на первых 10 страницах какого-либо упоминания о "матчах века" не содержит. Согласитесь, это нелогично и несправедливо, учитывая значимость этой традиции для физтехов, ее особенность. Надеюсь, моя инициатива послужит стимулом к восстановлению подобающего ему места в истории для такого необычного и незаурядного события. С присоединившимися друзьями и коллегами мы сможем поднять нашу физтеховскую изюминку на международный уровень.

 

 

КАК ЭТО НАЧИНАЛОСЬ

 

Если не ошибаюсь, начиналось все это – матчи века (МВ) – уж очень давно: году этак в 1966-ом. Архивы институтской газеты «За науку», позволят, видимо, определить даты точнее. Хотелось бы восстановить полную историю МВ поскорее, ведь в этом году самым молодым из тех, кто играл в матче 1977 года, стукнет по пятьдесят! (эти строки были написаны в начале 2010 г.) А кое-кого из тех, кто играл в первых матчах века, уже и нет в живых.… Пока же - рассказ о тех событиях, участником которых мне посчастливилось быть.

МВ-83
В. Заживихин

 

Серым майским днем 1977 года, в субботу (число не помню, можно восстановить), я вернулся после семинара в свою комнату, спокойно начал заниматься своими делами, как вдруг в комнату ворвался Володя Заживихин и закричал с порога: «Ты где шляешься?!.» - или что-то в этом роде. Володя был и остается весьма примечательной личностью, дальше я обязательно о нем расскажу подробнее, тогда же я отреагировал довольно буднично, обрисовав ему свою деятельность и планы на остаток дня. Володя поразился: «Ты что, ничего не знаешь про матч века?!» Я действительно не знал ничего. По какой-то неведомой причине информацию до меня не донесли, хотя этот матч и был довольно неплохо организован со стороны нашего факультета. За последующие годы мы очень хорошо поняли, насколько успех в матчах века зависит от тех, кто его организует, но вот фамилии организатора первого моего матча века у меня не осталось в памяти. Могу только предположить, что был он выпускником, поскольку на следующий год организация этого мероприятия оставляла желать лучшего.

 

Оценив ситуацию, Володя быстро меня проинформировал. Оказывается, футболисты нашего курса сегодня на семинары не пошли, так как проводится матч с основным нашим соперником того времени Фупмом, и матч этот не совсем обычный (как выяснилось потом - совсем необычный). К этому моменту наш курс уже отыграл час и отправился на перерыв для отдыха. Тут он меня и нашел.

 

В результате я быстренько аннулировал все свои планы, тут же переоделся и буквально через 20 минут в составе нашей первой пятерки вышел на поле. Так я погрузился в это необычное действо, которое до сих пор меня не отпускает.

 

МАТЧ-1977

 

Есть у человеческой памяти такое свойство - яркие события запоминаются, то, что кажется обыденностью, - стирается, вытесняется на задний план. Вытащить информацию оттуда потом практически невозможно, даже если оценка событий в будущем кардинально меняется. Отрадно только, что молодости многие события кажутся важными, и потому из событий юности столь многое остается в памяти. К сожалению, в тот далекий день я не почувствовал масштаба события, и память сохранила совсем немного. Однако надеюсь, что к моим воспоминаниям постепенно удастся приобщить воспоминания других участников, и, сложенная воедино, картина прошедших дней заиграет новыми красками.

 

Матч 1977 года практически ничего не оставил в памяти, лишь обрывки эмоций. Помню, была очень упорная борьба, в которой мы уступали первому составу ФУПМа во главе с Тенгизом (как я узнал много позже, в 2002 году, когда Рома Гусев устроил в честь четвертьвекового юбилея матч между выпускниками и студентами и на банкете представил ветеранов, стоявших у истоков традиции, парня того звали полностью Коршия Тенгиз Константинович, выпуск 1974 года; тогда же он был просто Тенгиз, и этого было достаточно для всех футболистов - от первокурсника до выпускника), но за счет более ровного состава компенсировали возникающий дефицит. Никто не мог оторваться в счете намного, игра шла исключительно упорная, к тому же стал накрапывать мелкий дождик, который никак не хотел прекращаться. Поле было самое что ни на есть натуральное, глина (современное покрытие появилось намного позже, в 1999 году, кстати, благодаря выпускникам ФМХФ многократным участникам МВ Геннадию Новицкому и Владимиру Клинчеву), трава не росла - не выдерживала нагрузок, и его начало постепенно развозить. Когда мы уходили вечером, чтобы заступить на нашу утреннюю «вахту» в 6 утра, играть еще было можно.

МВ-81
Геннадий Новицкий
МВ-83
Владимир Клинчев

Пробуждение сопровождалось никудышным настроением: мало того что в воскресенье приходится вставать в такую рань, не имея возможности выспаться за неделю, да еще и все тело изрядно болит после немалых нагрузок накануне. Наскоро одевшись и умывшись, мы направились к выходу из общежития. Навстречу нам попалось несколько человек в таком виде, что я даже не сразу понял, что происходит. Насквозь мокрые, непонятно, во что одетые, от ступней до пояса покрытые ровным слоем грязи. Первый же взгляд на поле все разъяснил: покрытая какой-то жижей поверхность, в которой упорно возятся неразличимые на цвет игроки. Тем не менее, никто уступать не хотел: борьба сопровождалась толчками, подножками и падениями, что не улучшало и без того пасмурного настроения участников. В этот момент на поле находились основные составы. Матч проводился без перерыва на ночь, и тактический ход кого-то из соперников выпустить ночью против слабых ударную пятерку был отражен ответным выходом лучших игроков. Вот эти самые лучшие футболисты обоих факультетов сейчас и барахтались в грязи, безуспешно пытаясь выковырять намертво залипший в глине мяч (нечто похожее я видел по телевизору, когда показывали выдержки с чемпионата мира по игре в болоте. Если не ошибаюсь, чемпионами тогда стали именно наши, что и не удивительно, привычка!). «Футбол» в таких условиях сильно раздражал участников и сопровождался постоянными стычками. Первые матчи века по очереди судили судьи из команд-участниц, что еще больше поднимало градус напряженности, так как одна из команд, «засуженная», постоянно принимала в штыки решения судьи. Так случилось и тут: какая-то из стычек переросла в общую драку, которую судья остановить уже не смог. Когда же общими усилиями кучу грязных и измученных футболистов удалось разнять, организаторы приняли решение матч прекратить. Интересно то, что матч остановили, если я правильно помню, именно из-за драки, а не из-за погодных условий. Так или иначе, но чаша сия нас миновала, и барахтаться в грязи не пришлось. Облегчило принятие такого решения командам еще и то, что на момент драки счет был равный - кажется, 78:78.

 

Как бы там ни было, матч этот вызвал заметный резонанс: его обсуждали, о нем говорили, о нем писали в стенгазетах всех факультетов, в нашей «Вспышке» и в фупмовском «Модуле» были помещены статьи со шпильками в адрес друг друга. Так что, когда пришел следующий май, для всех нас это было уже традиционное и довольно громкое событие - новый матч века, матч-1978, матч с ФУПМом.

 

Репортаж из гущи (буквально) событий Игоря Назарова: «Прелюдию вы уже знаете: ночь, грязь, основные составы… Обученный азам футбола на жирных травами украинских полянах я просто обожал подкаты и, если погода была подходящая, “спартаковская”, с мелким дождичком, умело ими пользовался. Уйти от меня редко кому удавалось, тем более в глине, где просто физически невозможно быстро убрать залипший в грязи мяч. Тенгиз, игравший опорного полузащитника, на свое горе (и мое, как выяснилось впоследствии) любил совершенно противоположное – таскать мяч. Делал это умело, но по такой грязи регулярно оказывался снесенным вслед за потерянным мячом моими подкатами. И горячее мингрельское сердце не выдержало: он залепил мне кулаком по лицу. В этот самый момент Тенгиз поскользнулся и упал, его голова буквально в сантиметрах от моего колена. Воспитанный папой пограничником в традициях боевого самбо я прекрасно знал, что может сделать колено, тем более колено футболиста. В этот краткий момент судьба зубов, носа и, возможно, научных успехов Тенгиза зависла в мучительном ожидании. Я не стал бить стоящего на карачках соперника. Пока я размышлял над иронией бытия сзади меня за руки схватил Сергей Гуз, будущий проректор, а поднявшийся таки Коршия залепил мне еще раз по физии. Я не Христос, после второго удара наверняка бы вспомнил папины уроки, но подоспели остальные игроки, и все плавно перешло в дискуссию, финал которой вы уже знаете. 

 

Однако было и продолжение. Традиционно сильный в институтском комитете комсомола ФУПМ возбудил против меня тяжбу за «организацию драки» и, ни много ни мало, «срыв матча века». Новость была неприятной: мог накрыться мой красный диплом и место в аспирантуре. Но все как-то рассосалось. Кроме одного – за мной прочно закрепилась репутация драчуна. Хотя я никогда в жизни, ни до ни после, ни во время, не ударил по лицу соперника. Если не считать, конечно, моей драки в МГУ, на пятом курсе, с их оперотрядом, один против четырех. Тогда наш комитет рассматривал телегу, что я их избил (хм), хотя для меня та разборка закончилась сломанными о лестницу передними зубами и реанимацией в Склифосовского. Но это уже не футбольная история».

 

 

ИСТОРИЧЕСКОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ

 

В те времена, когда начиналась эта традиция, МВ задумывался как матч «за суперкубок» или матч-реванш: его должны были играть чемпион и вице-чемпион МФТИ по футболу на большом поле, где чемпион давал сопернику возможность отыграться на меньшей по размеру площадке. Первой матч ФУПМ, чемпион МФТИ, должен был играть, как и положено, с серебряным призером, но по какой-то причине его заменил ФМХФ. Возможно, второе место занял ФАЛТ, факультет в силу географии в МВ практически не участвовавший. Но уже на следующий год второе место в чемпионате заняли мы, заслужив свое участие в МВ. Затем мы стали чемпионами института и заслуженно отыграли в МВ-79. С этого года ФМХФ выигрывал все матчи подряд вплоть до 1985 года, когда в памятном для многих матче «кванты» привезли пятерку из института физкультуры и в упорнейшем поединке вырвали победу. К середине восьмидесятых МВ стали настолько популярными, что их стали играть все факультеты, благодаря чему череда матчей ФМХФ (а теперь ФМБФ) не прерывается до сих пор.

 

Александр Соколов (его вставки выделены синим) вспоминает: «Альтернативные МВ появились раньше – в самом начале 80-х, их играли ФОПФ-ФАКИ и ФРТК-ФФКЭ. Последний матч был весьма любопытен: к ночному перерыву «паяльники» вели с перевесом почти в 20 голов. Каково же было мое удивление утром, когда, придя на площадку часов в десять, обнаружил уже значительный перевес «квантов», которые в итоге с таким же перевесом примерно в 20 голов и выиграли. Как выяснилось потом из информированных источников, решающую роль опять сыграла организация: комсомольские лидеры «квантов» объявили «всеобщую мобилизацию» и сумели звонками, телеграммами, угрозами и посулами собрать на матч всех основных игроков факультета, включая «сборников» (а их было человек шесть), которые рано утром и переломили ход игры. Впоследствии факультеты стали договариваться о матчах века друг с другом без всяких ссылок на итоги чемпионата МФТИ»

 

МАТЧ-1978

 

Матч 1978 года, несмотря на приход великолепного первого курса, выигравшего впервые, как помнится, чемпионат института среди первокурсников, мы оглушительно проиграли. И это при том, что футбол на Физхиме резко пошел вверх. В расцвете были выпускники 1975 года Боря Гринченко и Володя Нелин, да и в выпусках 1977 и 1978 годов было немало сильных футболистов (конечно, в первую очередь, вспоминается Игорь Назаров). Наш курс (выпуск 1979 года) вообще был факультетским лидером: сразу несколько человек (В.Заживихин, А.Мирошкин, А.Беликов) играли в сборной института. На курсах помладше тоже были свои ведущие игроки: Леша Бочаров (1980), Саша Романников (1981, но уходил в академический отпуск), Толя Вишневский (1982). С таким коллективом мы впервые в истории ФМХФ в 1977 году выиграли в первенстве института серебро, а в 1978 году – уже и золото, победив в трудном матче за первое место традиционно сильную команду ФАЛТ - 4:3.

 

Однако матч-1978 мы проиграли вчистую. Причина банальная - организация. Как я уже упоминал, матч-1977 был организован очень хорошо, но, по-видимому, организатор того матча века благополучно закончил обучение, и следующий матч, от которого все на факультете ожидали только победы, понимая, что мы обладаем сильнейшим в институте составом, был полностью провален. О времени проведении матча сообщили с большим опозданием, до многих эта информация вообще не дошла, и на матч попросту не приехало около половины состава (тем более что на праздники многие уехали домой). Помню, как на первом этаже около вахтера висел большой лист ватмана с расписанием участия курсов и Толя Арзамасцев (1980) мне горестно говорил: «У нас самое горячее время с 6-ти до 8-ми, а мы пока собрали только 8 человек. Как продержимся, не знаю...» Многих сильных игроков не было, особенно со старших курсов. Ну и не продержались...  

 

С большим интересом и надеждой ожидался выход нашего первого курса. В какой-то мере первокурсники оправдали ожидания, показали очень яркую и интересную игру. Однако ФУПМ нашел свой «асимметричный» ответ: выпустил против них свой первый состав. И нашла коса на камень...

 

За первый курс играли будущие звезды Физхима Игорь Молоков, Александр Соколов, Женя Ушаков, Володя Исаев и др., впоследствии на долгие годы ставшие ведущими игроками в различных сборных факультета. А тогда на поле шла отчаянная битва между ними и ведущей пятеркой Фупма во главе с Тенгизом Коршия. Первый раунд закончился со счетом 1:1, далее я уже не помню. Осталось ощущение, что в целом борьба между ними шла на равных.

МВ-86
Александр Соколов

Вспоминает А.Соколов: «Я этот матч пропустил по причине отъезда «на побывку» домой, но хорошо помню рассказ Игоря Молокова, что основных фупмов они в итоге побили со счетом 5:1».

Блестящий результат для первого курса - играть наравне с ведущей пятеркой другого факультета, однако итоговый результат был для нас неутешительный: джокер в лице первого курса, на который мы так рассчитывали, был нейтрализован, других козырей у нас не нашлось, все остальные курсы подошли к матчу будучи не готовыми к борьбе. Из старших курсов вечером остались, кажется, только мы с Володей Нелиным. Играли, сколько могли, выходили со всеми курсами, но сделать уже ничего было нельзя (после матча еще неделю я ходил с трудом, а в теле была непонятная легкость - думаю, потерял 5-6 килограммов).

 

В итоге под конец наша команда совсем обессилела. Пропала даже видимость борьбы. На поле стали выходить люди, хотевшие помочь своему факультету, но играть не умевшие.… А счет рос и рос не в нашу пользу. Помнится, фупмы, помогавшие мне прийти в себя после неудачного падения, кажется, это был тот самый Тенгиз, жаловались на одного нашего игрока, который играл очень самоотверженно, но абсолютно бесполезно, и просили убрать его с поля, чтобы он не нанес кому-нибудь травму, на что я устало ответил: "Во-первых, его невозможно убрать с поля - он никого и ничего не слушает, а во-вторых, все равно заменить не на кого". Кончилось все разгромом с разницей в 25 мячей.

 

 

ФИЛОСОФСКОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ

 

Странно иногда работают взаимосвязи между событиями: кажется, такое поражение, какое потерпели мы, должно было вызвать подъем на Фупме и упадок духа на Физхиме. Однако произошло обратное: на факультете поднялась волна энтузиазма - всем хотелось доказать несправедливость результата матча века, ведь он тогда стал восприниматься как итог года. Кроме того, стало совершенно очевидным, насколько важна организация дела. Стал более ответственным народ. Все это в сумме сработало! Да еще как - с осени 1978 года Физхим стал выигрывать все подряд. И этого запала хватило аж до середины восьмидесятых!

 

Может быть, нашу стойкость укрепил и ставший тогда широко известным эпизод, окончание которого я наблюдал собственными глазами. У соперников играл в одной из смен парень, как сейчас говорят, кавказской национальности, если не ошибаюсь, по фамилии Петросян. Играл очень агрессивно, и в какой-то момент его агрессия перешла в наглость - он то и дело стал задираться с нашими игроками. Смотреть на это было невыносимо, тем более что судья ему не препятствовал (наверное, в это время была очередь ФУПМа судить). К тому же у нас играл второй курс, а Петросян был старшекурсником, так что наши ребята сносили его выходки стоически и молча. Но в какой-то момент все внезапно кончилось. К сожалению, кульминацию я пропустил: зачем-то отходил, а когда вернулся, то увидел в сторонке уже тихо лежащего на травке Петросяна, невидящим взглядом уставившегося куда-то в небо. Мне быстренько в лицах описали, что произошло: он таки полез драться с нашим защитником, но, как оказалось в этот раз, опрометчиво - на его беду визави оказался к.м.с. по боксу. Может быть, боксер был не самым лучшим в этот день футболистом, но когда дело дошло до годами отрабатываемых рефлексов, одним ударом отправил хулигана в нокаут. Петросян, к счастью, через какое-то время оклемался и даже снова стал выходить на поле, но вел себя уже исключительно корректно... 

 

 

МАТЧ-1979

 

Матч века 1979 года остался в моей памяти как один из самых ярких матчей Физхима. Возможно, на это наложились мои личные ощущения: я заканчивал институт, с распределением были проблемы, остаться в Москве иногороднему тогда было практически нереально (что трудно, наверное, понять нынешним физтехам), с поступлением в аспирантуру – тоже полная неясность, так что это мог быть мой последний праздник футбола на физтехе, в котором я принимал участие. К счастью, у этой истории, как нетрудно догадаться, хороший конец, но тогда все воспринималось гораздо ярче и драматичнее. К тому же и погода выдалась необыкновенная: матч начался в теплынь, потом прошел дождь, а завершался он при ярком солнце, которое приветствовали своими желтыми зонтиками вдруг вылезшие повсюду одуванчики.

 

Как ни странно, несмотря на такой яркий праздничный отпечаток в памяти самого матча, конкретных эпизодов та же самая память практически не сохранила. Лишь общее впечатление: великолепная подготовка всей нашей команды, объединенной общей задачей, постоянно рвавшиеся в борьбу смены, оспаривающие свою очередь борта. Несмотря на упорное сопротивление фупмов, наша команда неуклонно уходила вперед в счете. Наверное, в этот раз уже их команда недооценила нас, а может быть, нас просто никто не смог бы тогда остановить: это был наш май. Попытки соперников играть тактически, выставляя сильные пятерки против нашего первого курса или же пытаясь ударить ночью, парировались нашими организаторами, так как все время был запас игроков, готовых выйти на поле. Утром резервы соперника закончились, основные силы истощили себя, и начался разгром - разгром, который намного превзошел наш прошлогодний. Хотя матч доигрывался формально, все было ясно задолго до этого, и наши основные силы уже пошли переодеваться, запасные по-прежнему рвались в бой. Последний мяч забил 100-килограммовый Володя Исаев (выпускник ФМХФ 1978 года) в падении головой, въехав при этом по инерции на животе в лужу в воротах соперника. Жаль, что судьба у него не сложилась и его давно уже нет в живых...

 

Итог матча помню до сих пор - 104:60.

 

Комментирует А.Соколов: «Здесь, мне кажется, вкралась неточность: тоже хорошо помню этот матч, ибо это был мой первый матч века – отрыв был голов 25, но счет явно был меньше ста, что-то типа 85:60. Хорошо запомнил, что реванш был взят примерно с такой же разницей. И главное, чётко помню матч, в котором мы впервые забили более 100 голов, – о нем речь позже.

 

Что касается самого матча, то нашему второму курсу было отведено самое тяжелое время – с 3 до 6 ночи. И здесь проявился еще один важный фактор: отсутствие опыта. Во-первых, в том, что мы неправильно формировали свои пятерки, во-вторых, в том, что у нас не оказалось нормального вратаря. Привело это к следующему: наученные прошлым годом фупмы выставили против нас основные силы – Петросяна, Савича и Ко., – и началась «сеча». В воротах у нас почему-то оказался Андрей Сушко (достаточно сказать, что я не видел его в этой роли, да и вообще на футбольном поле, ни до, ни после). К тому же не хватало освещения… Короче, нам забивали даже прямым ударом с «углового» - с центра поля. Отсутствие опыта привело к тому, что мы не сумели организоваться, лучшие игроки оказались рассеянными по разным «пятеркам», составы хаотично тасовались. В итоге мы свой отрезок прилично проиграли.

 

Впрочем, мы, конечно, играли и после, днем, и свой вклад в общую победу внесли. К тому же для основных фупмовских игроков выход ночью не прошел даром, и днем у них уже не осталось сил сопротивляться. Концовка матча проходила триумфально: и без того комфортное преимущество в счете неуклонно росло, и хотя пошел дождь, толпа болельщиков не расходилась и ревела при каждом забитом голе… На меня это действо произвело столь сильное впечатление, что матч века стал для меня основным спортивным событием года, которое я не пропускал ни при каких обстоятельствах. Кроме того, в ходе матча я прочно освоил позицию последнего защитника, и мое игровое амплуа было определено на многие годы вперед (хотя были и отступления, но об этом позже)».

 

 

МАТЧ-1980

 

Этот матч у меня связан исключительно с личными проблемами, даже не помню, с кем играли и какой был счет. По-моему, это были опять фупмы, и мы выиграли. Дело в том, что на матче я получил серьезную травму уже во 2-й смене и доиграть его не смог. Так что вместо матча в памяти осталось лишь это событие.

 

А дело было так. Наблюдая за игрой еще у борта, я обратил внимание, что последнего защитника у соперника играет парень, который все время рискует, подключаясь в атаку. Исправить же ситуацию в случае провала рассчитывает с помощью своей резкости, выбивая мяч в подкатах. При выходе в нашей смене решил попробовать это использовать, поймать его на выходе. И такой шанс вскоре представился: пас, посланный ему в центре поля, я перехватил, на противоходе пробросил мяч вперед так, что он даже в подкате не мог его достать, и… расслабился, думая уже о том, как обыгрывать вратаря, выходя чисто один на один. Однако я поспешил: мяч тот парень достать не мог, но ноги мои еще были в пределах его досягаемости. Он меня в подкате и «скосил». Сейчас за такие приемы сразу дают красную карточку, в те же времена нравы были более жестокие, грубые приемы так не пресекались. Кроме того, хотя на матчах века случалось всякое и нередки были драки, умышленной грубости с целью нанести сопернику травму практически не было. Играли как-никак неглупые люди, понимали, это всего лишь игра. Наверное, поэтому я оказался не готов к такому подлому приему и упал на полной скорости, как подрезанный, воткнувшись плечом в твердую глину.

 

Судья дал свисток, назначил штрафной, что-то сказал нарушителю, я же пошел меняться. Уже по той боли, которой отозвалось плечо на мою попытку ухватиться за борт, я заподозрил что-то неладное, но когда Виталий Кулешов, выходя на замену, оперся на него, я буквально взвыл. Все-таки, сжав зубы, я с трудом перелез через борт и... остался стоять и смотреть матч вместо того, чтобы пойти к врачу. Молодость-молодость: кажется, что ничего плохого с тобой случиться не может, а если что-то и будет, то быстро пройдет.

 

Так я и стоял до самого вечера, наблюдая за игрой. Переночевал в общежитии, но с утра пришлось забыть про футбол - боль становилась все сильнее. Виталий Кулешов помог мне добраться до травмпункта в Москве, где рентген сразу же выявил неприглядную картину: перелом ключицы с разрывом связок. Меня на скорой отвезли в больницу, там наложили гипсовую повязку, примотав правую руку к туловищу, и определили на месяц в левши. Интересно, что в таком состоянии я летал на конференцию в Алма-Ату и сдавал экзамен по философии, но это уже совсем другая история.

 

 

О ГЕРОЯХ НАШЕГО ВРЕМЕНИ

 

Хочу в этом разделе вспомнить о людях, о молодых ребятах, а тогда все были молоды, которые своим мастерством и жаждой борьбы вывели Физхим на первые роли, создав факультету спортивную репутацию. Репутацию такую, что в середине восьмидесятых всерьез рассматривалась возможность проведения матча ФМХФ со сборной всех остальных факультетов.

 

Начну, конечно, с Бориса Гринченко. Познакомился я с ним 2 сентября 1973 года, буквально в первые же дни учебы на Физтехе. В нашу 402 комнату зашел старшекурсник и попросил разрешения выглянуть из окна. Удовлетворенный увиденным он вышел, вскоре вернувшись с еще более солидным бородатым парнем, несущим пожарный шланг. Нам  снисходительно пояснили, что они живут этажом ниже, в их комнате захлопнулась дверь, и чтобы ее не ломать, один из них просто спустится по шлангу и заберется в комнату через открытое окно. Эту операцию они без промедления тут же и проделали. Потом я зашел к ним, чтобы вернуть забытый шланг, заодно и познакомились. Это были Володя Нелин и Боря Гринченко.

 

Борис, как оказалось, был капитаном футбольной сборной Физхима. Узнав об этом, я выразил желание попробовать свои силы в команде тоже, поскольку играл за школу в городских соревнованиях. Боря пообещал это организовать и слово свое сдержал. Я сыграл пару игр без большого успеха на месте защитника, после чего надолго осел в запасе. Лишь уже на пятом курсе, когда заменивший Гринченко на посту капитана Физхима Александр Корченкин ("барабан-руководитель", как представлял он себя на концертах в качестве участника рок-группы) закончил институт и перестал руководить командой, я снова попал в состав уже в роли полузащитника (приятно отметить, что как раз в эти годы мы заняли сначала второе, а на следующий год и первое место). 

МВ-1984. Борис Гринченко,
Игорь Назаров и Геннадий Новицкий

Несмотря на эту локальную неудачу, наши пути с Борисом часто пересекались: мы то соперничали во внутрифакультетских соревнованиях, то вместе выступали за факультет. Сначала, как все младшекурсники, я смотрел на него снизу вверх, но со временем мы стали друзьями и с удовольствием выходили на поле вместе, так как хорошо чувствовали друг друга. Особенно сближали матчи века, когда приходилось выжимать себя всего без остатка, когда очень много зависело от партнера. Тогда я и узнал, что Борис не просто выглядит солидно, но что он действительно старше всех нас, так как после окончания школы год работал, затем два года служил и только после этого поступил на Физтех. Нерядовой шаг, учитывая высокий конкурс того времени. Сам он из Краснодара, некоторое время занимался в дубле "Кубани", во время службы был в спортивной роте. Неудивительно, что его сразу заметил Гейзер, тренер сборной института, и пригласил в команду.

 

Боря не обладал выдающимися физическими данными - ни какой-то особенной скорости, ни супер-дриблинга, рост чуть ниже среднего. Когда он выходил на поле, от него не исходило, как это иногда бывает, ощущения опасности. И тем не менее, его очень и очень боялись соперники, на матчах века он регулярно становился лучшим бомбардиром, забивая до 15 мячей. Жаль, не сохранилось статистики тех времен и приходится опираться только на память.

 

МВ-2010
Борис Гринченко

Успеха Борис добивался благодаря нескольким качествам. Великолепная, хотя и неброская (я бы назвал ее экономной) техника позволяла ему безошибочно обрабатывать любые мячи, как правило, одним касанием. Хладнокровие, которого он никогда не терял, и даже порой в острых ситуациях сознательно провоцировал противника на "неправильные" действия. И самое главное - чутье "бомбардира-убийцы". Очень часто его голы возникали из ничего - несильного, но неожиданного тычка мяча носком, когда вратарь этого не ждет, добивания отскочившего мяча, разворота в неожиданную сторону. Развороты у него получались просто великолепно - он легко уходил в любую сторону, резко меняя направление, и ни один защитник не мог с ним справиться разрешенными средствами.

 

 

К сожалению, на такого рода соревнованиях использовались не только разрешенные способы борьбы с соперником, так что Борис доигрывал до конца менее половины матчей века. Жаль, что в первой половине девяностых он перестал приезжать, хотя всегда сохранял хорошую форму и точно не потерялся бы на поле. Последние три года он снова стал появляться на матчах века, правда, только в качестве зрителя. Несмотря на пролетевшее время, выглядит он великолепно, сохранил и форму, и фигуру, и если бы реализовалась давно предлагаемая мной идея о "ветеранском часе" (когда с обеих сторон в матче участвуют только ветераны), то наверняка был бы в нем не последней фигурой. К сожалению, никто из соперников не соглашается на такой ветеранский эксперимент, а выходить в 60 лет против 20-летних ребят все-таки природа не позволяет. Однако пример Пеле, который в свои семьдесят хочет принять участие в ЧМ-2014, настраивает на оптимистический лад, да и сам Борис на МВ-11 смотрелся вполне достойно, хотя партнеры и соперники были в три раза моложе.

 

МВ-85. Ударная пятерка - выпуск 1985 г.
Е. Ушаков, В. Исаев, И. Молоков, А.Юферов, А. Соколов

Добавляет А.Соколов: «Тоже хотел бы поговорить о людях, обеспечивших тот весомый перевес Физхима над другими факультетами. Сначала о своем курсе, 1977 года поступления. У нас, действительно, был уникальный курс (без ложной скромности и на основе многолетних наблюдений) и по качеству, и по количеству игроков. На матчи века мы выставляли в сумме не меньше трех пятерок, две из которых были на уровне лучших. Помимо уже упомянутых были Володя «Блондин» Исаев и Саня Харитонов, также входившие в сборную факультета, «Лёпа» Юферов, Володя Клинчев и другие. Мы сразу выиграли первенство факультета, обыграв и заносчивых третьекуров во главе со «Старым» Романниковым, и маститых аспирантов, выигрывали это первенство все последующие годы, проиграв за всю историю лишь однажды.

 

На следующий год поступил курс послабее, но там были Андрей Чуриков и, конечно, «сборник» Леха Дементьев. В 1979 году пришел очень сильный курс, возглавляемый Игорем Филимоновым и Игорем «Рыжим» Агаповым, которых В.Гейзер сразу взял в сборную института. Особенно хорош был Агапов, универсальный игрок середины поля, к сожалению, ушедший из института года через два-три. Кроме них, были вратарь сборной Володя Барботко, сильный защитник Андрей Ивченков, другие приличные игроки. Не случайно они выиграли первый чемпионат института среди курсов (наш курс тогда нелепо проиграл в 1/4 финала ребятам с ФАКИ). В 1980 году пришел не менее сильный курс во главе со «сборником» Колей Сирыком, к несчастью, рано ушедшим из жизни, с Бахтияром Мирзакаримовым, Пашей Капаниным. Мы тогда уже «звездили» и, играя с ними на первенство факультета, еле «уползли», сравняв счет с пенальти на последней минуте…

МВ-86
А. Дементьев
МВ-86
Б. Мирзакаримов
МВ-85
И. Филимонов
МВ-85
П. Капанин

 

В результате на матчах века у нас была молодежь первых четырех курсов – пять игроков сборной института и практически целиком сборная факультета, выигравшая чемпионат института, – и много опытных ветеранов (отмечу, что игроки старше 25 лет на поле выпускались уже больше из уважения, чем по необходимости)».  

 

МАТЧ-1981

 

Этот матч века запомнился круто завернутым сюжетом и оказался очень упорным, несмотря  на то, что вошел в полную силу курс «Соколова и Молокова» и приехали многие из выпускников. Основные события развернулись на второй день. Поначалу мы привычно оторвались на безопасное «расстояние» порядка 8 мячей и… расслабились. Фупмы же продолжали бороться, понемногу сокращая разрыв. После ночного дождичка вовсю палило солнце, и к 12 часам уже стояла изнуряющая жара. Так получилось, что некоторые из наших ведущих футболистов уехали, кто-то не приехал на следующий день, некоторые, как всегда бывает к концу матча, были травмированы, у кого-то, как было у меня, просто на этой жаре закончились силы, - и длительная погоня фупмов во главе с их лучшим бомбардиром того времени Савичем увенчалась успехом: за полчаса до окончания счет стал ничейным - 71:71.

 

После небольшого совещания мы определили состав на остаток матча: просто включили всех, кто еще мог по этой жаре как-то двигаться. Помимо звезд туда вошел и наш защитник Александр Раховский, для подавляющего большинства просто «Пимбол». С этим футбольным «ником» он и остался в памяти. Довольно приличный резкий защитник, хотя и мало двигающийся по полю, возможно, в силу своей плотной комплекции. Как выяснилось потом, его выход был очень своевременным.

 

Однако несмотря на все усилия нашей команды, ФУПМ наращивал давление. И тут сработал еще один очень важный фактор, - произошла замена судьи. Как уже говорилось, судили тогда сами участники матча, меняясь факультетами каждый час. Замены проводились одновременно со сменой ворот. Каждая такая смена занимала несколько минут, так что следующий часовой отрезок начинался со сдвигом относительно предыдущего и к концу матча достигал до получаса и более.

 

И вот где-то за 20-25 минут до окончания матча происходит смена ворот, и свисток оказывается в руках у Наримана Мамбетова. Нариман был совершенно необыкновенным парнем: сочетание восточной учтивости и доброжелательности, даже где-то наивности, абсолютная преданность дружбе и редкая настойчивость и самоотдача при стремлении к цели. Футбол он очень любил и с удовольствием играл, несмотря на средние физические данные и отсутствие школы, отдаваясь игре полностью. Я, например, побаивался играть против него, так как всегда приобретал в итоге пару-тройку серьезных ушибов: Нариман не жалел ни своих, ни чужих и никогда не убирал ноги, невзирая на лица1.

 

Выход на судейство в решающий момент он воспринял серьезно: уже через несколько минут атака Фупма была остановлена свистком в момент решающего удара по нашим воротам. Оказалось, атака, по мнению судьи, началась с неправильного вбрасывания из-за боковой. Последовало длительное разбирательство, Нариман милостиво признал вбрасывание правильным и разрешил перебросить его заново. В следующей атаке игрок фупмов был сбит прямо перед воротами. Последовал свисток, нападающий уверенно начал ставить мяч для пробития пенальти. Однако, как выяснилось, Нариман зафиксировал перед этим фол в нападении, о чем и известил свистком. После таких эпизодов ФУПМ сник, и игра, которая казалось уже проигранной, выровнялась.

 

Вспоминает А.Соколов: «Это был «мой» эпизод! Фупмы сыграли в «стенку», и нападающий оказался у меня за спиной, один на один с вратарем, Аликом Силантьевым. Оставалось только фолить, и я в подкате зацепил игрока сзади. Он упал, мяч подобрал Алик. Когда Нариман не назначил пенальти, возмущению фупмов не было предела, но в конце концов страсти утихли, и матч продолжился». 

 

Надо сказать, такое «объективное» судейство не являлось чем-то необычным. Легко представить, что было бы, попади свисток в руки болельщика одной из играющих команд. Судьям, конечно, приходилось соблюдать какие-то рамки, а когда особо рьяные их превышали, то под давлением игроков и болельщиков их от судейства отстраняли. Но и те, кто удерживался в определенных почти объективных рамках, могли оказать серьезное влияние на ход игры.

 

После того как игру удалось отодвинуть от наших ворот, стали возникать выгодные моменты и у наших нападающих. В один из таких моментов неожиданным ударом почти с центра поля исход встречи решил как раз «Пимбол», казавшийся поначалу слабым звеном, но сыгравший в результате сверхудачно. ФУПМ бросился отыгрываться, и в контратаке Игорь Молоков - безоговорочно лучший наш нападающий тех лет - забил еще один гол. Встреча закончилась трудной победой. Помнится, счет был 73:71, но, как говорится, историки расходятся во мнениях. Я видел, например, счет 78:76.2 Может быть, совместными усилиями мы все-таки установим истину, которая, впрочем, сейчас уже не кажется такой важной.

 

Комментирует А.Соколов: «Поправлю: сначала гол забил Алексей «Лёпа» Юферов с паса Молокова, и мы вышли вперед. А вскоре после этого вратарь фупмов сделал нам подарок: «Пимбол» не спеша продвигался с мячом вперед у борта в районе середины поля и вдруг пробил по воротам. Удар был несильным, мяч летел по дуге и опускался прямо в руки вратаря. Тот их поднял и… мяч прошел между ними. Фупмы сразу «сдулись», и игра была сделана».

 

 

К СЕРЕДИНЕ ВОСЬМИДЕСЯТЫХ

 

После матча 1981 года настало «золотое время» Физхима. У Фупма же ушли их ударные силы - Савич, Тенгиз и их команда перестала быть в числе лидеров. Другие команды тоже заметно нам уступали, если не в силе своих лидирующих игроков, то уж точно в их количестве. Помнится, игра с командой квантов чуть-чуть не дошла до двукратного превосходства в счете: мы забили что-то около 120 мячей, они – чуть больше 60. Поэтому поездки на матчи века в Долгопрудный были весьма приятным времяпровождением, где встречи с друзьями и знакомыми сопровождались совместными выходами на поле, а иногда и обильными возлияниями. Впрочем, находились те, кто умудрялся совместить и то, и другое.

МВ-81. Много лет игравшие вместе
Впереди Б. Гринченко, сидят - Г. Новицкий, Н. Мамбетов, И. Назаров,
стоят - П. Чечуев, В. Нелин, А. Самарин, Ю. Борисов

 

В этой связи сразу вспоминается великолепный Леха Дементьев, который на второй день, как правило, выходил с почерневшим от ночных злоупотреблений лицом и бегал-бегал-бегал, пока, наконец, мяч снова не становился покорным. Как учил марафонец с нашего факультета (не помню его фамилию, а жаль): «Трудно только первые 5 километров - потом все лишнее выходит».

 

К этому времени вошли в силу все лидеры нового поколения, начиная с курса 1977 года поступления, и соперников на Физтехе у нас не было. После разгрома ФФКЭ шли даже разговоры, что следующий матч надо провести между Физхимом и сборной всех остальных факультетов. Но в таком быстро обновляющемся организме, как институт, футбольные составляющие меняются быстро, к тому же нашлись люди, желавшие подтолкнуть этот процесс и сбросить Физхим с пьедестала, используя в том числе и не совсем честные способы...

 

Рассказывает И.Назаров: «Здесь уже упоминался печальной памяти матч с квантами 1985 года и их «подстава» из Института физкультуры. От комсомола спортом на ФФКЭ руководил тогда Сергей Марышев, способный, без сомнения, организатор, ради достижения результата готовый на все.

 

Много позже, в 2007 году, я приезжал в Долгопрудный на 30-летие выпуска. Встречались мы в институтском кафе, так как клуб МФТИ в «старом» (борцовском) спорткорпусе был занят. Опять же нашими: там ежегодно проводит свои встречи курс Геннадия Новицкого. Было грех не навестить старого друга и многолетнего партнера. В дверях клуба я столкнулся с Марышевым. Он, оказывается, - директор этого заведения. От судьбы не уйдешь! По такому «торжественному» случаю решил вызвать его на откровенность и за давностью лет признать, что играли против нас в том далеком 85-ом приглашенные спортсмены.

«Эх вы! - сказал Марышев нам с Геной. – А еще физтехами называетесь! Своей истории не знаете! У нас на факультете всегда была спецгруппа, ну вы понимаете, с усиленной спортивной подготовкой. Вот они против вас и играли». Чего же тут не понять? Есть теоргруппа с усиленной подготовкой по квантам, но эти ребята в футбол не играют, а есть спецгруппа, тем только дай, кого бы попинать!

 

Уж не знаю, продаю ли я здесь военную тайну времен холодной войны, но, даже будучи заместителем декана как по младшим, так и по старшим курсам, ничего о физтеховских джеймсах бондах не слыхал. Однако ребята те были крепкие и ничем не гнушались. Знаю это в том числе и по физии лица своего, которым меня уронили в землю грубым толчком в спину. Если это и были физтехи, то моего уважения они не заслужили».

 

Этот матч я тоже помню довольно хорошо, по крайней мере, отдельные моменты. У квантов играли три основные пятерки, причем впервые подошли к результату матча прагматически, то есть играли на результат. Если до этого матчи сопровождались романтическим флером - все друг друга более-менее знали, много раз друг против друга, а то и вместе играли, поэтому какой-никакой, но "фэрплей" был, играть по возможности давали большинству желающих, умеющих попасть по мячу и т.д., то эта игра с их стороны была очень рациональной. Все было нацелено на результат, ведь большинство игравших с их стороны к Физтеху отношения не имело. Собственно, с этим и связан был наш проигрыш (но об этом дальше).

 

За квантов играли две приглашенных пятерки. Знаю это потому, что пару раз в первой половине восьмидесятых ездил со знакомыми ребятами с ФФКЭ (Коля Мордовец и Володя Жук) играть в футбол куда-то на «Войковскую». Там жил их однокурсник, и мы вместе с ним принимали участие в баталиях на стадионе типа «Красный Балтиец». Персонажи оттуда и составляли одну из пятерок. Из них был физтехом, мне помнится, только один.

Эта пятерка состояла из опытных бойцов, ее основной задачей было сдерживание наших ударных сил. Они даже не пытались атаковать и больше, чем вдвоем, не переходили центр поля. Помимо них, была уже известная пятерка приглашенных спортсменов-профессионалов и собственно пятерка ФФКЭ. По крайней мере, весь второй день они играли только тремя пятерками с четко разделенными обязанностями: одна сдерживала, вторая (единственная с ФФКЭ), в основном, тоже оборонялась, а третья - ударная - выставлялась против более слабых наших пятерок и старалась атаковать.

Поскольку в первый состав я не входил, мне немало пришлось поиграть против светловолосого парня, которого в кулуарах называли братом Колыванова (для тех, кто пришел в сознательную жизнь в 2000-х или уже забыл - Игорь Колыванов, 1968 г.р. - был нападающим московского "Динамо" и сборной СССР, затем России, они с братом были двойняшками). В основном мы с этой пятеркой успешно справлялись (не помню каких-то серьезных проколов с нашей стороны): "Колыванова" я разок предупредил после грубой накладки, что его унесут с поля, и он больше подобных вещей не допускал (в отличие от молодого Ромы Гусева, с которым мы где-то в эти же годы чуть не поцапались на матче по аналогичной причине).

Что меня поразило в этих спортсменах, так это их свежесть на второй день. Я по причине травмы на второй день быстро отвалился, да и на всех нас сказались нагрузки, эти же ребята продолжали бегать, как заводные. Возможно, у них были какие-то средства "восстановления", которые применяют в большом спорте - ведь не случайно брат Колыванова стал спортивным врачом после окончания института.

 

А в конце произошло следующее. Где-то за час до конца матча счет был +3 (как мне помнится) в нашу пользу, но основные силы то ли еще не подошли, то ли собирались выйти позже, а народ, как у нас было обычно для тех времен, рвался в бой. Ну и вместе с Борей Гринченко на поле выскочили достаточно сильные футболисты, но не сыгранные вместе, просто кто сильнее других рвался на поле. Кванты тут же вывели пятерку спортсменов, и счет за какие-то 10 минут стал равным, поскольку наши не успели разобраться, кто за кого отвечает, в то время как против них играли великолепно сыгранные профессионалы.

 

Тут же произошла замена: эту пятерку убрали, и на поле вышли наши основные силы. Но получилось это как-то расхлябанно, а может быть, нам просто не повезло. За 2-3 минуты мы и тут пропустили два гола, и счет стал -2 за полчаса до конца матча. Тут уж наши взялись за дело всерьез, соперник был буквально прижат к воротам, минут за 10 до конца мы отквитали один мяч и, казалось, вот-вот счет станет равным, но... этого так и не случилось. Соперник играл крайне прагматично, выносил мяч подальше при малейшей возможности, пару раз нам не повезло, и, таким образом, матч завершился не в нашу пользу.

 

Конечно, стесняться того проигрыша не следует - проиграли мы не квантам, мы были сильнее их при любом раскладе, но две приглашенные пятерки, причем одна профессиональная, при игре чисто на результат и при нашей привычке к легким победам – все это привело к этому поражению.

 

Что касается второго матча с ФФКЭ, это был, как мне кажется, 1988 год и это был единственный Матч века, в котором я не сыграл. У меня сильно схватило шею, лечить ее я тогда не умел и приехал только на второй день, не рассчитывая даже сыграть, а лишь посмотреть концовку матча. Когда я приехал в районе 11 часов, то мне сказали, что матч уже закончился и оставалось только принять участие в обсуждении того, что произошло.

Помнится такой интересный момент: в составе приглашенных в том году профессионалов-физкультурников был нападающий с прекрасным ударом. Рассказывали, что он из любых положений бил по воротам и очень здорово попадал. И вот лет этак через 12-15 кто-то (не помню, к сожалению, кто) рассказал, что ему пришлось ехать в такси, где в водителе он узнал  того самого бомбардира. Оказалось, что жизнь его не удалась - несмотря на великолепный удар, ему не удалось пробиться в те футбольные слои, где платят хорошие деньги, он помыкался по второстепенным командам, и вынужден теперь зарабатывать на жизнь вот таким образом, хотя мог быть очень высоко по своему таланту.

В целом по матчам с ФФКЭ я склоняюсь к версии о том, что эти ребята были, конечно же, не физтехи, а приглашенные спортсмены. Возможно, из Малаховки из Института физкультуры, может, из дубля или какой-то группы подготовки - уж слишком много нестыковок в версии Марышева.

 

 И ОПЯТЬ О ГЕРОЯХ

 

Возвращаясь назад в семидесятые, хочется вспомнить лидеров поколения физхимов, которые продолжили процесс развития футбола на факультете, начатый Борисом Гринченко и Владимиром Нелиным: Володю Заживихина,  Сашу Романникова, Игоря Назарова и Лешу Бочарова.

 

МВ-86
В. Заживихин

Начну с Заживихина. Увидел я его вскоре после нашего приезда на «картошку» в начале первого курса. После трудового дня одним из способов развлечения была игра в футбол, тем более что в пионерском лагере, где нас поселили, были настоящие футбольные поля (уменьшенного, правда, размера, в половину стандартного). Уже на второй день кто-то мне Володю показал, охарактеризовав как сильного футболиста, а на третий мы уже играли вместе – не помню, в одной команде или в разных. Так мы и продолжали играть с Володей много лет – сначала часто, потом все реже и реже, пока в начале девяностых он не забросил футбол совсем.

Главное в Володе – он боец. Лидер по натуре, старался быть впереди во всем, чем бы ни занимался – от учебы до спорта, и это у него хорошо получалось. Будь он хорошо одарен физически, в футболе он, несомненно, мог бы пройти путь до самого верха, думаю, вплоть до уровня сборной страны. К сожалению, скорость и резкость, как это сейчас доказано, – в первую очередь природные качества, а он был ими обделен. Но из того, что было дано природой, он выжимал максимум. Огонь борьбы никогда в нем не угасал, и даже на самых обычных тренировках и играх он боролся за победу с полной отдачей. Однако при любом накале страстей он не забывал работать головой и контролировал эмоции. Отчаянно тренируясь, он развил до максимума технику и выносливость – те качества, которые поддаются тренировке, – и дошел до уровня капитана институтской сборной. Меня поражало, как несколько раз во время матчей века ему приходилось участвовать и в соревнованиях за сборную МФТИ. После небольшого отдыха он приходил опять в коробку и играл, как обычно, с полной отдачей все свои смены.

Где-то до середины восьмидесятых он регулярно приезжал на матчи и вносил свой, всегда значительный, вклад в победы, затем как-то потерял к этому интерес и появлялся, по-моему, всего пару раз, а в начале девяностых вдруг решительно, как он это делал в жизни всегда, забросил футбол и все с ним связанное. Мне кажется, это было серьезной ошибкой с его стороны, так как его возможности и манера игры позволили бы ему еще много лет получать удовольствие от самого процесса, но, видимо, этого было ему мало – он всегда хотел только побеждать. Вплоть до 2005 года меня спрашивали на матчах века, приедет ли Заживихин… Вот такую долгую память он оставил о себе.

 

МВ-83
А. Бочаров

Леша Бочаров поступил в институт на год позже меня. О том, что у нас появился хороший вратарь, стало известно быстро. Вратарь – профессия дефицитная, а уж хороший вратарь – тем более. Леша быстро занял вратарскую позицию в факультетских сборных по футболу и гандболу, а потом и в сборных института. Отличали Лешу великолепнейшая реакция и прекрасная координация, что для его комплекции - большая редкость. Со временем он стал еще и активным организатором спортивной жизни на факультете. Но для всех футболистов семидесятых, восьмидесятых годов он запомнился, конечно, своей игрой за сборные и участием в матчах века. Во время матчей Леша очень много времени проводил на поле: во-первых, как основной вратарь, во-вторых, как полевой игрок. В отличие от других вратарей, он также классно играл в роли нападающего: у него были прекрасный рывок и сильный удар. Кроме того, он просто непревзойденно играл головой – рост, отличная координация и вратарские навыки помогали ему выигрывать борьбу вверху у кого угодно. В середине восьмидесятых он несколько сезонов играл за наш маленький отдел в первенстве Курчатовского института и все эти годы мы боролись за призы, а в 1986 году даже смогли выиграть первое место. В отличие от многих из нашего поколения, Алексей не расстался с наукой и не уехал на запад, продолжает работать в ИВТАНе завлабом. Очень жаль, что в девяностых он также перестал ездить на матчи века. Он и сейчас в хорошей форме, и я очень надеюсь на появление ветеранского часа – тогда наверняка он тряхнет стариной и выйдет на площадку вместе с нами.

МВ-83
А. Романников
А. Романников
на МВ-2010

 

Про Сашу Романникова можно говорить много, но пока напишу самое основное. На каждом курсе был свой лидер – таким лидером был и «Старый». Сколько я его помню, его называли так всегда. Начиная со второго курса, он играл в сборной Физхима, и я не знаю, почему не играл за сборную МФТИ – по своему уровню он вполне этого заслуживал. Несмотря на свои довольно внушительные габариты, он очень мягко и уверенно работал с мячом, при этом прекрасно действовал корпусом: ему удавалось успешно контролировать мяч в окружении двух-трех человек. Благодаря этим способностям, он был очень опасен в мини-футболе (я имею в виду игру на маленьких площадках по правилам большого футбола) и до начала девяностых являлся одним из основных бомбардиров Физхима. Жаль, что в те годы не велся учет забитых мячей, вполне возможно, что именно Саша сейчас был бы лучшим бомбардиром Физхима за все время и сегодняшние звезды считали бы, сколько им осталось забить до рекорда.  В начале девяностых он не бросил науку, а стал ездить по заграницам, и вполне успешно, а сейчас вернулся на родину, защитил докторскую диссертацию и работает в Курчатовском институте. Снова стал приезжать на матчи века. Конечно, возможности уже не те, но в прошлом году ему удалось увеличить свой личный счет еще на один мяч. Опять же, возвращаясь к идее ветеранского часа, думаю, что при его реализации в жизнь, мы могли бы снова увидеть Сашину непревзойденную игру в нападении, вот только нужно, чтобы соперники были из той же возрастной категории. Сын его, кстати, также окончил МФТИ.

 

Писать про Игоря Назарова и просто, и трудно. Его игра была неброской, но представить команду без него было просто невозможно. Если провести аналогию, его роль у нас соответствовала роли Ловчева в «Спартаке» семидесятых. Кто помнит или слышал про те времена, легко поймет, о чем идет речь. Считается, что в команде должна быть некая центральная ось – вратарь, защитник, полузащитник и нападающий, которые определяют игру команды. Основой такой оси всегда был Игорь. Несмотря на небольшой рост, он был очень устойчив в борьбе, сбить или оттолкнуть его не получалось ни у кого, представить, что найдется соперник, способный его обыграть более одного раза подряд, было невозможно. Резкость и скоростная выносливость позволяли ему выигрывать большинство единоборств. Если опять вернуться к сравнениям, то наиболее близко его игру можно сравнить с игрой Эдгара Давидса. Жадность к познанию мира привела к тому, что в девяностом году он бросил сложившуюся карьеру и пустился познавать мир за «железным занавесом»: его поносило по свету, после Штатов он осел в Европе, в Бельгии, но все так же энергичен и неутомим, мотается с рюкзаком или аквалангом по шарику - Тибет, Непал, Галапагос...

Игорь Назаров
на МВ-81
Играющий
замдекана

Помнится, где-то с середины восьмидесятых он был заместителем декана ФМХФ, и это было довольно своеобразное зрелище - видеть его на матче века в одной пятерке со своими студентами. «Игорь Павлович, пас!» –  раздавался то и дело крик. Или же: «Палыч, пас давай!» А то и просто: «Игорь! Дашь ты пас или нет, мать твою?!» В середине восьмидесятых у нас на матчах века образовалась связка с Игорем и Борей Гринченко – мы любили играть вместе, так как великолепно понимали и чувствовали друг друга. Одним из самых приятных впечатлений было услышать как-то признание Володи Клинчева, прозвучавшее лет этак через двадцать, что игра нашей смены доставляла ему эстетическое удовольствие. Должен добавить, что и мне играть – тоже! До сих пор помню, как часто мы затеивали мелкую перепасовку в одной половине поля, а потом можно было, не глядя, выкатить мяч поперек под удар – Игорь обязательно оказывался именно там, где надо.

 Любопытно, что несколько лет назад я наконец-то посетил одно из красивейших и уникальнейших мест планеты (как-никак там расходятся две океанические плиты, не считая гейзеров) - Исландию. Как выяснилось потом (собственно благодаря этой брошюре), мы буквально на несколько дней разминулись там с Игорем. Вот что значит наигранное годами чувство партнера!

 

 

АБСОЛЮТНЫЙ СЛУХ

Виктор Агапов
(ФУПМ) на МВ-81

 

В музыке есть такое понятие - абсолютный слух. Человек, им обладающий, никогда не сфальшивит. Так и в футболе мне попадались  люди, обладающие абсолютным футбольным слухом. Хочется о них рассказать, хотя таких людей немного. И отступление, к сожалению, будет коротким.

Саша Соколов упомянул про Агапова, «Рыжего». Он и наш ровесник Виктор Агапов с Фупма были такими. Фотографии нашего у меня нет, а вот Виктор попал как-то в кадр. Немного о нем. Первый раз я услышал его имя, когда сборная нашего первого курса, казалось бы, очень сильная (на 3-4 курсе эти ребята составляли, наверное, треть сборной МФТИ), проиграла в финале Фупму 1:2. Оба мяча нам забил какой-то Агапов. На большом поле за факультет я начал играть, как уже упоминал, только с пятого курса, так что встретиться с ним очно пришлось только на старших курсах на матчах века. Его игра оставляла странное впечатление: казалось, ему надо только оббежать защитника, мяч следовал за ним, как привязанный. Я несколько раз был легко обыгран, так как сосредотачивал свое внимание на мяче, а не на игроке. Когда он оказывался у меня за спиной, чудесным образом там оказывался и мяч, хотя только что оба были прямо передо мной. Особенно впечатляло его движение с мячом на большой скорости: он вроде бы не делал никаких специальных движений для его обработки, просто бежал, но мяч все время оставался рядом и послушно катился то впереди, то сзади. Не знаю, по какой причине, но играл он мало и в истории матчей века своего следа не оставил, в отличие, скажем, от Савича, обладавшего и здоровьем, и характером.

Игорь Агапов
на фото 1979 года
из студбилета

 

Игоря Агапова «Рыжего» (по классификации А.Соколова) я тоже наблюдал совсем немного – то ли после второго курса, то ли на третьем он ушел из института. Но то, что видел, помнится до сих пор. Опишу один поразивший меня эпизод, свидетелем которого я стал благодаря тому, что Агапов уже успел стать звездой и зрители зашумели, когда он вышел. В один из моментов он умудрился пройти с мячом половину поля насквозь через гущу игроков противника, и мяч при этом просто катился по прямой. Одному он показал движение влево и тот поддался, потом просто переступил через мяч направо, оттеснив корпусом другого, затем прошел между двух защитников, которые почему-то расступились перед ним. Голом этот маленький шедевр, к сожалению, не закончился. Жаль, не было тогда видеосъемок. Но так было в истории и не раз. Есть замечательный гол Харламова, сохранился только в видеозаписях канадцев - наши благополучно все потерли - проскочившего сквозь двух их защитников (каждому из них показалось, что тот уходит именно в его сторону, и они расступились, а потом уже не успели за Валерием, лишь столкнулись друг с другом). Был прекрасный эпизод Феди Черенкова в матче с Португалией в 1983 году, который наши выиграли 5:0 (были же времена!) - он до сих пор живет у меня в памяти. Тогда Черенков, пройдя одного защитника, подскочивший мяч пяткой перебросил через бросившегося навстречу второго и с лета пробил по воротам. Попал в перекладину. Если бы забил, гол вошел бы в число красивейших в мировом футболе и наверняка сохранился бы в видеообзорах. А так эпизод просто ушел в небытие. После долгих поисков в интернете я нашел лишь краткую нарезку голов матча, а тот замечательный момент, стоивший их всех, канул в Лету. Так и Агапов «Рыжий» остался теперь только в нашей памяти. В форуме «Матчи Века» на «Одноклассниках» старые участники соревнований при обсуждении того, кто произвел на них самое большое впечатление «за все времена», поставили его на первое место! А он проучился на Физтехе всего лишь два года! Как жаль, что люди, гениально одаренные природой, так часто не ценят таких подарков судьбы.

Алексей
Артамоненков
на МВ-99

 

И последний, про кого хотелось бы упомянуть в этой части, это Леша Артамоненков. Первый раз мы с ним пересеклись в первенстве Курчатовского института где-то в 90-х годах, на начальной стадии турнира. В одном из матчей, когда мы уже вели со счетом 4:0, под конец  первого тайма у соперника появился опоздавший игрок. Второе или третье касание им мяча тут же приковало наше внимание: среди старательных и суетливых (ах, молодость!) футболистов появился мастер. Появилось ощущение, что в оркестре играющих вразнобой инструментов появился дирижер. Он не делал лишних движений, любой сложности мяч обрабатывал в одно касание, единоборства выигрывал, сразу же почувствовал ход игры и взял на себя ее управление. Чудесным образом пропала фальшь, против нас «из пепла» восстала команда. Казалось, каждое движение Леши было целесообразным, он то распасовывал, то внезапно обострял игру. Мы же с напряжением удерживали завоеванные ранее позиции. Отчаянно отбиваясь весь второй тайм, мы с трудом смогли удержать cчет ничейным.

 Олег Гусев первым познакомился с Лешей и привлек его к нашим играм, а затем и к матчам века, хотя тот был выпускником МИФИ. Однако в середине девяностых, когда Физхим переживал трудные времена (прием уменьшился до 60 человек, в два раза меньше, чем на Фупме, скамейка резко сократилась), наши соперники сквозь пальцы смотрели на привлечение одного-двух приглашенных, к тому же людей «в возрасте». Тем более что мы проигрывали. Пусть в тяжелой борьбе, но все девяностые мы проигрывали: банально не хватало игроков, и в конце матча мы уступали, даже если и вели в счете по ходу.

 Как я потом узнал у самого Леши, он некоторое время занимался футболом серьезно, причем в группе у самого Стрельцова (!), но затем потерял интерес к этому делу и все бросил. Сказались особенности его характера – флегматик по натуре, он спокойно относился к своим способностям, у него отсутствовала та жажда борьбы, которой был переполнен Володя Заживихин. Поиграв года три-четыре на матчах века, он перестал ездить и к нам, да и вообще, по рассказам знакомых, почти перестал играть в футбол. К сожалению, как и в истории с Игорем Агаповым, человек не оценил щедрый дар, который ему достался от природы.

Андрей Самарин
на МВ-2002

Леша получал, по-моему, на каждом матче века призы, так как безусловно выделялся по своим данным: единоборства выигрывал практически на сто процентов, пасы и удары были столь же безукоризненными. В 1996 году он получил приз за лучший гол, который вошел бы в антологию голов матчей века, если бы таковая велась: получив пас и стоя спиной к воротам при плотной опеке защитника, он вместо остановки мяча сразу его подбросил на уровень головы и в прыжке с поворотом корпуса сильным ударом через себя положил мяч в девятку. А потом на банкете флегматично отвечал на вопросы восторженных болельщиц… Участие его в матчах века было эквивалентно, наверное, добавлению сильной пятерки, и когда он перестал ездить, уровень конкурентоспособности Физхима заметно снизился – в конце девяностых, начале двухтысячных речь стала идти уже не о том, чтобы бороться за победу, а о том, чтобы не проиграть слишком крупно.

 

Мой рассказ далеко не полон, я писал гимн поколению семидесятых, которое сейчас почти забыто, а про тех людей, которые вынесли основную тяжесть матчей 1980-2000-х, в первую очередь про Игоря Молокова, Сашу Соколова, Лешу Дементьева, Игоря Филимонова, Пашу Капанина я бы обязательно написал, но рассчитываю, что найдутся их сверстники, которые намного полнее и интереснее расскажут о них, а может быть, и они сами возьмутся за перо. По крайней мере, я на это очень надеюсь.

 

 

Андрей Самарин, выпускник ФМХФ 1979 года.

 

 

 

 

Ссылки:

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------

2.  1.    Мамбетов на МВ-81: http://vkontakte.ru/photo-547621_79888053 , там же и хорошие слова о нем Игоря Назарова.

3.   2. http://zlo.plyc.ru/%D0%9C%D0%B0%D1%82%D1%87_%D0%B2%D0%B5%D0%BA%D0%B0


Ссылки внутрь:

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------

4.   –  Быканов А.Н.  ФИЗТЕХ - ПЕСНЯ

5.   –  Из Архива РФ-газеты 1976 - 1990 гг.

 

 

Hosted by uCoz