Главная -
sundries -
Мемуар -
Из сборника очерков "Я – ФИЗТЕХ" к 50-летию МФТИ, 1996 г.

Дубровский К.М.

СЛОВО О "БАРЬЕРЕ"

Дубровский Константин Михайлович - преподаватель кафедры физико-математических проблем волновых процессов МФТИ, зам. декана факультета проблем физики и энергетики МФТИ. Выпускник Физтеха 1986 года.

 

По страницам летописи

Давным-давно, когда жители нашей страны всем миром ходили на коммунистические субботники и праздничные демонстрации, а хлеб стоил 20 копеек, - в те незапамятные времена среди множества всевозможных клубов, обществ и коллективов появилась небольшая компания туристов - спелеоклуб Московского физико-технического института.
Это была обычная, ничем не выдающаяся группка студентов-фанатов, которые, как и многие другие, ходили в экспедиции, штурмовали пещеры и как могли радовались жизни. В перерывах между походами сдавали задания, ездили на базы к своим любимым шефам, а по вечерам собирались за кружкой чая поговорить о том о сем.

Статистика утверждает, что "время жизни" большинства студенческих клубов, как правило, невелико - всего несколько лет. И тут уж ничего не поделаешь. Не успевает компания зародиться и как следует встать на ноги, как ее "лидерам" пора писать диплом, потом распределение, или же все просто пережениваются и с головой погружаются в прелести семейной жизни, не оставив после себя преемников. Особенно остро это проявлялось в самодеятельных туристских клубах: ведь походная компания - коллектив довольно тесный, и в него непросто втиснуться людям со стороны.
Но физтехи - народ "ненормальный". И там, где они появляются, статистика обычно ломается. Настоящего физтеха отличает от других его нестандартное мышление и умение выжить в любых меняющихся условиях. Он нутром чувствует, откуда гром грянет. Школа Физтеха - это, с одной стороны, довольно высоко установленная планка требований. С другой стороны, каждому в дополнение к возможностям и хорошо разработанной методике еще дают и огромную свободу действий. Для кого-то такая свобода оказывается гибельной, но те, кто выжил, и прошел такую школу до конца, готовы к любым поворотам судьбы.

Возможно, поэтому, проводя свой досуг на природе, в горах, под землей, мы не впали в эйфорию походной жизни, изобилующей необычайными приключениями и чудесными впечатлениями. Для нас очень быстро стало ясно, что, если мы не проведем в жизнь ряд организационных мер (как ни велик контраст между этой прозой жизни и походной романтикой), то скоро погибнем как коллектив.
Первая задача, которую мы поставили перед собой: найти помещение. И тут мы тоже поступили по-физтеховски нестандартно. Не стали искать и просить у руководства что-то готовое. Очевидно, что, если помещение могут дать, то его с таким же успехом могут и отнять. На том же Физтехе примеров уйма: сменяется где-то вверху "хозяин" - проректор, зав. кафедрой, декан - и тут же вниз катится волна перестройки. Меняются портфели, кресла, помещения...
Конечно, мы хотели как можно меньше зависеть от случайностей. Поэтому и выбрали абсолютно неприспособленный для людей, грязный, регулярно затопляемый сверху и снизу водой подвал "восьмерки" - "помещения технического подполья". Согласовали все формальности с администрацией, на всякий случай подписали соответствующий приказ у ректора и взялись за дело.
Это было 10 лет назад, но только сейчас видно, насколько правильным оказалось наше решение. Время от времени возникали слабые попытки позариться на помещение клуба. Таких любителей "дармового" мы отводили в дальнюю, девственную часть подвала и говорили: "Пожалуйста, располагайтесь, места всем хватит. Только придется чуть-чуть поработать". Более активным гостям приходилось показывать приказ ректора. И те, и другие заверяли нас, что обязательно вернутся, но не возвращались. Так что, тьфу-тьфу, пока живем. Конечно, мы не застрахованы от совсем бессовестного администратора или каких-либо непредвиденных обстоятельств, но и тут мы собираемся биться до конца.

Вспоминается один из таких случаев. В январе 1987 года наша молодая команда штурмовала пещеры на хребте Алек в Краснодарском крае. Стояла совершенно мерзкая погода: дождь сменялся морозцем, за которым следовал мокрый снег, переходящий в дождь - и так почти две недели похода. Народ устал бороться за жизнь. Холодный, сырой, противный подземный лагерь казался курортом, но там помещалось всего четыре человека. И вот, когда всех все достало, нашелся один живчик, который полуголый выскочил из мокрой палатки и, бегая по снегу, радостно кричал: "Все в кайф, в струю и в жилу!". Это всех страшно развеселило и, конечно, взбодрило.
С той поры этот лозунг стал неизменным нашим помощником, который вдохновлял и подбадривал в самые трудные минуты. Чтобы не забывать эти волшебные слова, некий энтузиаст написал их в ночь на 1 апреля 1989 года огромными буквами на "восьмерке". Однако, одна из долгожительниц Долгопрудного, проезжая мимо на электричке, чуть не упала в обморок, а оправившись, тут же ринулась в городской совет к председателю: "Вы посмотрите, что у вас под носом делается! На самом видном месте лозунг пьяниц и наркоманов написали!". Тут же был поднят на ноги ректорат, и мы получили задание - в 24 часа надпись устранить, иначе спелеоклуб будет закрыт. Пришлось замазать...

Большая серьезная стройка во многом стала для нашего клуба организующим началом и помогла еще крепче сплотиться. Если бы А.С.Макаренко наблюдал за жизнью нашего подвала, из которого только глины и грязи, перемешанных со строительным мусором, вынесено на руках более 100 кубов, он наверняка написал бы вторую "Педагогическую поэму". Через строительство клуба прошли все поколения физтеховских спелеологов. И каждый что-то вложил в единое дело, оставил здесь капельку своего труда и пота. Из таких капелек создан наш клуб. Не потому ли он непреодолимой ностальгической силой притягивает всех наших выпускников, напоминая о замечательном студенческом времени?
Честное слово, когда через несколько лет заходишь случайно в клуб (твой родной клуб, в который и ты немало вложил в свое время), окидываешь его медленно взглядом, как бы здороваясь, видишь незнакомых молодых физтехов, склонивших головы над столом (именно этот стол ты когда-то склеил эпоксидкой - гляди, держится, старина!), слышишь, о чем они говорят, - а говорят они о зимнем походе в Амткели, один из них вдруг поднимает голову и неожиданно говорит: "Смотрите, к нам пришел Почетный член спелеоклуба "Барьер" такой-то!", и называет тебя по имени-отчеству, к тебе тут же подходят, окружают, вот-вот начнут дергать за рукав и ощупывать - как-никак это он создавал "Барьер", - так вот, честное слово, у тебя защемит сердце, может быть, в первый раз за всю жизнь, и ты поймешь, что не зря жил, что ты заработал самую великую награду - добрую память о тебе и твоих делах...

Стоит сказать, что мы строили на голом энтузиазме при минимальном использовании институтских средств и материалов. Это, конечно, вызывало у руководителей, которые хоть чуть-чуть о нас знали, если не уважение, то по крайней мере удовлетворение: вот ведь ребята, и делают и ничего не клянчат, ведь могут же!
Но просить, конечно, мы пробовали. Мы просили деньги у института, и нам обычно не отказывали, но, как правило, и не давали. Профком давно решил, что у нас самодеятельный туризм, живем мы в свое удовольствие, и правильно понимал, что мы и без него проживем. И здесь хотелось бы выразить великую благодарность всем тем, кто хотя бы не мешал и не вставлял нам палки в колеса. А были и такие. Хотя все же стоит сказать, что Физтех тем и славен, что здесь таких мало.

Вторая организационная мера, которую мы вовремя провели в жизнь - регулярные "новичковые" походы, работа с молодежью. Мы отдавали нашим новичкам уйму времени и сил, понимая, что наличие надежной смены - необходимое условие того, что клуб будет существовать через два-три года. Может быть, поэтому нам трудно было достичь высочайших вершин спелеотуризма, ведь мы сознательно приносили в жертву новичкам серьезные экспедиции. С другой стороны, именно возня с новичками создала особенную атмосферу в клубе. Постоянная забота друг о друге, проявление внимания к менее опытным, взаимопомощь и поддержка, - не это ли, в конце концов, главное, необходимое каждому человеку?!

Пером и… мышкой

Есть и другая сторона жизни "Барьера", отличающая его от многих других, нефизтеховских, студенческих клубов. Каждый выезд на природу обязательно несет в себе что-то новое, необычное. После любого похода, будь это серьезная экспедиция с "борьбой за жизнь", приключениями, новыми открытиями, или обычный "матрасный пикник" где-нибудь в крымских горах с последующим заездом на берег моря, изобилующий сочным виноградом, фруктами и массандровскими винами, - непременно хочется поделиться впечатлениями, рассказать о том, что и как было. И, оказывается, просто общения недостаточно. Вот и родилась стенгазета "Крот" - первый печатный орган нашего клуба.
После нескольких выпусков стало ясно, что деятельность редакции - это значительно больше, чем изложение каких-либо событий в напечатанном виде. Это новая форма и новый, более широкий, круг общения, это совершенно другая форма организации дел, жизни, новый образ мышления, это, наконец, эффективный и интересный способ обмена опытом, информацией, впечатлениями. Словом, нам понравилось.
Следующим этапом стало ежемесячное издание - "Вестник спелеоклуба "Барьер". Он задумывался как "боевой листок" для внутреннего употребления. А превратился в первую и до сих пор единственную в СНГ газету спелеологов - Российский спелеологический вестник, которую читают от Бреста и Львова до Хабаровска и Владивостока.

Но и на этом мы не остановились. Что можно сделать с помощью одного печатного листка в рамках всей страны? Бесконечно мало. Очередным закономерным шагом нашей деятельности стало создание спелеологической компьютерной "сети" SpeleoNet. Почетный член клуба Григорий Сигалов по праву считает ее своим детищем. Сегодня к SpeleoNet подключились десятки человек и клубов в разных республиках бывшего Союза, идет активный обмен с Францией, Австралией, Соединенными Штатами, накапливаются уникальные данные.
Занимаясь компьютерной сетью, мы пришли к выводу, что существует огромное количество неопубликованной спелеологической литературы разного характера, от походных дневников и мемуаров спелеологов до разработок по технике спелеотуризма. Раньше все это не публиковалось, потому что трудно было пробиться в государственную издательскую систему, сейчас не публикуется, потому что нужны деньги, и немалые. Мы долго не рассуждали, а придумали, и тут же начали воплощать в жизнь, новую идею: издание серии "Библиотечка спелеолога". Три книги уже вышли из печати, и конца этой интереснейшей работе не видно.

Вы пробовали ни о чем не думать, даже в походе? День, два, три. Получается? А у нас нет. Смотришь в пещере по сторонам - и всякие вопросы лезут в голову. Чем определяется амплитуда и пространственный период извилистого хода - меандра? Почему в одних пещерах полно натечностей, а в других - ни одной? Или взять те же сталактиты - они бывают очень толстые, а есть ли физический предел для минимального диаметра?
Такого рода мысли привели к тому, что на Физтехе было начато издание сборника научных трудов "Вопросы физической спелеологии". Может, кому-то такое словосочетание покажется необычным, но не стоит забывать, что в переводе с греко-латинского "спелеология" значит "наука о пещерах".
Основная идея сборника - применение методов точных наук (физики и математики) к изучению традиционных объектов наук о Земле (геологии и географии). Физтех всегда славился склонностью к исследованиям в смежных областях различных наук. Поэтому не удивительно, что в сборнике "Вопросы физической спелеологии", среди членов редколлегии которого известные геологи и карстоведы, ответственный редактор - физик, выпускник и сотрудник Физтеха.
"Вестник", "Библиотечка", сборник, SpeleoNet - вот далеко не полный список наших дел, которые имеют общую черту - некоторую писательско-издательскую направленность. Все вместе это - Российский спелеологический информационно-издательский центр. В условиях отсутствия национальной организации спелеологов, Центр, связанный сотнями нитей с людьми и клубами России и обоих зарубежий, взял на себя многие ее функции. Так что не будет особым преувеличением сказать, что теперь Долгопрудный - спелеологическая столица России, а Физтех - ее центр!

Школа жизни - Физтех

В год празднования славного 50-летнего юбилея Физтеха и спелеоклуб "Барьер" отмечает круглую дату. Юбилей - время подводить итоги, и нам есть о чем вспомнить. Через 130 походов, больших и маленьких, прошли около 500 физтехов, освоено более 20 спелеорайонов, покорено более 150 пещер (из них около 10 глубиной свыше полукилометра). Около 450 человек защитили нормативы III спортивного разряда по спелеотуризму, более 150 человек имеют уровень II разряда, с десяток - перворазрядники. Найдена своя достойная пещера - одна из глубочайших в России. Исследования ее продолжаются и по сей день...

Для нас, когда мы начинали, все было первым, а потому и трудным. Мы боролись за право продолжать, себе и другим постоянно доказывая что-то очень важное, на словах не объяснимое, но понятное там, под землей, где стальной стерженек длиною в дюйм, забитый в каменную стену, становится мостом между жизнью и смертью, где все человеческие ценности сдвигаются непостижимым образом, остро обнажая любовь к яркому солнцу, синему небу и сочной зеленой траве.
Шаг за шагом мы приобретали опыт, по крупицам, годами собирая то, что сейчас каждый новичок знает уже после первого похода. Наше допотопное, в основном самодельное снаряжение может украсить любой археологический музей, и нынешнее поколение спелеологов с содроганием смотрит на обвязки из пожарных шлангов, всевозможные конструкции самохватов, десятки вариантов антиотбрасывателей и спусковых устройств...
Нас учила сама жизнь, самый строгий и жесткий учитель, но мы тысячу раз благодарны ей за столь суровую школу, после которой жалкие потуги любых житейских неурядиц и человеческой суеты не в силах уже подпортить нашу главную дорогу. Мы благодарны нашему учителю за приобретенные нами опыт и мудрость, за сотни наших последователей - молодых спелеологов, за те бесконечные возможности, которая открывает перед нами жизнь.
Мы выжили и существуем, несмотря на все катаклизмы в стране: общественные, политические, экономические. Хотя, честно говоря, с каждым годом все труднее.
Наш клуб до сих пор не развалился, подобно многим другим компаниям, и потому, что мы постарались правильно ответить на вопрос: "как жить?". Наши основные ценности - это взаимопомощь и выручка, внимательное, теплое отношение к новичкам и молодежи, дружба и взаимопонимание, забота прежде всего о других. Высокие и в некотором роде изношенные слова-штампы, скажете вы. Но если посмотреть на наши походы и клубную "суету", то именно такая теплая атмосфера главенствует в большинстве наших дел. Эта атмосфера проявляется и в отношении к Почетным членам - нашему славному прошлому, и в отношении к новичкам - достойному будущему. Выжили мы и потому, что товарно-денежная идеология, завоевавшая приоритет в обществе, не стала главной в нашей тесной компании. Материальная база клуба не должна создаваться в ущерб сложившимся человеческим отношениям...
К своим достижениям мы относим не только покорение глубоких или сложных пещер, но и достойных людей, вышедших в мир из клуба, и счастливые пары, нашедшие друг друга в стенах "Барьера", и их детей, - все это наши ценности и богатство. Ради любой из наших многочисленных пар и их детишек уже стоило создавать все то, что сейчас называется спелеоклубом "Барьер". Стало быть, нам жить и продолжать, потому что наш дух - дух альтруизма и взаимопомощи, а наш девиз - "Всё в кайф, в струю и в жилу!".

"Что общего между Физтехом и спелеоклубом, наукой и спортом?!" - воскликнет, наконец, читатель. Не нужно искать черты сходства или какие-то замечательные особенности спелеологии, позволившие ей таинственным образом проникнуть на Физтех. Достаточно оглянуться назад, чтобы убедиться, насколько интересна и многогранна история нашей Alma mater. Стройотряды и театральные "ломы", Физтех-песня и знаменитые физтеховские дискотеки, яхт-клуб и матчи века, факультетские стенгазеты и маевки со сжиганием буржуев, карнавалы и традиционная апрельская Волгуша, - на первый взгляд, это весьма далекие от науки области. И тем не менее, все это - удивительная история Физтеха, его замечательное прошлое, традиции. Почему? Наверное, потому, что школа Физтеха ценна именно практикой. Там, где теория обкатывается на задачах, на эксперименте, она надежно закрепляется и успешно применяется в любых, самых сложных проблемах, как научных, так и жизненных.
По большому счету, Физтех - школа жизни. И хочется верить, что спелеоклуб "Барьер" оказался не случайным и полезным "классом" в этой серьезной, иногда жесткой, но непременно эффективной школе. Ведь где, как не на самом острие жизненных перипетий быть физтеху, претендующему на самобытность, нестандартность, уникальность?
Мы благодарны нашему дому - Физтеху, который незаметно, день за днем вносил в наши сердца особенный дух, силу, целеустремленность. И пусть не из всех нас получились знаменитые ученые мужи, - и хорошо, что не из всех, - но верится, что каждый из нас стал нормальным человеком. Спасибо тебе, давно ставший родным домом Физтех, спасибо тебе, давно ставший вторым домом, спелеоклуб!


  Главная  –  sundries  –  Мемуар Денискины рассказы
(архив РФ-газеты)

 

Hosted by uCoz