<<--  Реферат, год 1991 СТЭМ  -->>

Поиски выхода из экономической ситуации

К концу 80-х гг. планово-директивная система хозяйствования стала буквально разваливаться. "Кардинальная" реформа 1987 г. явилась лишь попыткой в очередной раз сочетать плановые и рыночные механизмы, не нарушая форму собственности. На так называемом "рынке" вольготно чувствовали себя лишь бывшие "теневики" и различного рода коммерческие структуры, специализировавшиеся на перекачке бюджетных средств во вновь созданные банки и совместные предприятия. Товарные ресурсы, скупались по дешевке и перепродавались через коммерческие структуры втридорога.

В стране с каждым месяцем усиливался товарный голод. Вымывались дешевые товары, которые невыгодно было производить предприятиям и которые сразу же скупали кооперативы и население, поднаторевшее в ажиотажном спросе. Многочисленные "челноки" ввозили ширпотреб из других стран. Из магазинов исчезало все: мыло, стиральный порошок, сахар, школьные тетрадки, масло, белье... К 1990 г. из 1101 наименования товаров повседневного спроса в продаже было только 56. Постепенно стали исчезать и они.

Экономика выходила из-под контроля правительства. Массовые забастовки, экономические блокады, прекращение работы промышленных объектов, особенно атомных электростанций - все это вызывало дестабилизацию. Возрастал дефицит госбюджета, эмиссия рубля вела к усилению инфляции.

В этой ситуации правительство Рыжкова представило, наконец, к середине 1990 г. программу выхода из кризиса, подготовленную рабочей группой во главе с академиком Л.И.Абалкиным. Программа исходила из идеи "сначала стабилизация, а потом рынок". Вводить рыночные отношения предполагалось постепенно в три этапа в 1991-95 гг.

Одновременно с правительственной программой был сформулирован и более радикальный вариант группы молодых экономистов. За 500 дней предполагалось радикально реформировать экономику, полностью отказавшись от регулирующей роли государства, в том числе и от ценовой политики, провести широкую приватизацию. Этот вариант был поддержан Ельциным и правительством РСФСР. В этой ситуации реализация программы Рыжкова - Абалкина была фактически невозможна. Тогда между Горбачевым и Ельциным был достигнут компромисс, и был подготовлен общесоюзный вариант программы "500 дней", дополненный 20 базовыми законопроектами и получивший известность как план Шаталина - Явлинского. Важным моментом программы было то, что ее осуществление предполагалось одновременно на всем пространстве СССР, и, следовательно, становилось условием нового характера межреспубликанских отношений на основе экономического союза.

Остается вопрос, насколько программа "500 дней" могла действительно вывести страну из экономического кризиса. Исследователи отмечают ее явные пробелы и существенные недостатки. Так, там не были разработаны механизмы приватизации, проведения денежной реформы. Но в тогдашней политической борьбе гораздо более важное значение имело то обстоятельство, что в новой модели советской экономики не нашлось места для союзных министерств и ведомств. Основная экономическая нагрузка переносилась из центра в республики. В начале октября 1990 г. под мощным напором сил, интересы которых должна была затронуть программа, она потерпела поражение.

Еще более отчетливо антирыночные настроения прозвучали на пленуме ЦК партии 9 октября 1990 г. Члены ЦК настаивали на том, что в сложившейся ситуации на первый план выходят не экономические реформы, а политические решения, способные противостоять "экстремистским силам". В итоге в послании Горбачева "Основные направления по стабилизации народного хозяйства" отвергался решительный переход к рынку в пользу обновленного варианта мер в духе программы Рыжкова - Абалкина. От реального перехода к рынку осталась только рыночная фразеология.

 "Россия и реформы"  -->>

 

 

 

ГИМПОР
(конгломерат)

Четвертые сутки пылает станица,
И Ленин великий нам путь озарил.
Не падайте духом, поручик Голицын!
На труд и на подвиги нас вдохновил!

Сквозь грозы сияло нам солнце свободы.
Ну что загрустили, мой юный корнет?
На правое дело он поднял народы,
И девочек наших ведут в кабинет.

Мелькают по арбам знакомые лица -
Дружбы народов надежный оплот.
Подайте бокалы, поручик Голицын,
Нас к торжеству коммунизма ведет!

Вот мы неприятелем к Дону прижаты,
Сплотила навеки Великая Русь.
Пылают станицы, поселки и хаты,
Великий могучий Советский Союз.

В победе бессмертных идей коммунизма,
Увы, не понять нам, в чем наша вина,
И красному знамени славной Отчизны,
Корнет Оболенский, налейте вина.

 

 

 

 

В начале 1991 года однажды утром народ проснулся и услышал по радио, что в течении трех дней нужно не спеша и организованно обменять в сберегательных кассах 50- и 100-рублевые купюры на купюры нового образца. На выдачу вкладов были установлены ограничения в 500 руб.
Страну охватила всеобщая паника, перед сберкассами – столпотворения. В результате реформы, проходившей под лозунгом премьер-министра тов. Павлова "нанести смертельный удар по теневой экономике", удалось изъять из обращения от 5 до 10 % предполагаемой избыточной денежной массы. В ситуации постоянной нехватки продуктов и элементарных товаров повседневного спроса, инфляции и общих тревожных ожиданий, трудно было придумать более дикую и варварскую акцию.

Как наша семья переходила к рынку

Сочинение ученика третьего "А" класса Пети Иванова

Правительствам-реформаторам, от Рыжкова до победного конца посвящается.

А вчера папа сказал, что с завтра мы будем переходить к рынку, и надо к этому готовиться. Я спросил бабушку - что это такое, "крынка"?
А бабушка сказала, что крынка - это большая банка, и нечего голову глупостями забивать, лучше бы пошел и поучился.
А я взял у нее самых больших и пошел учиться и Мурзика учить.
А потом бабушка отобрала последнюю и нажаловалась папе, а папа не стал меня наказывать, а взял деньги и пошел запасаться впрок, а бабушка сказала, что какой с него прок, а папа назвал ее тощей, так и сказал: "А Вы, теща, помолчите" и ушел. И больше не пришел, зато его принесли дядя Женя и дядя Валера.
А еще дядя Женя сказал папе: "Не горячись, Петрович, все равно всю проклятую не выпьешь", а маме сказал: "Не реви, Васильевна, зато тебе теперь месяц в очередях давиться не надо, раз денег нет", а дядя Валера сказал, что папа прав, крынку так переходить легче, потому что папе сейчас не то что крынка - море по то же самое место.
А мама сказала, что когда всю проклятую выпьем, тогда и перейдем.
А Мурзик ничего не сказал, я его ванну переходить учил и газовую плиту - чтобы обсох.
А бабушка опять папе нажаловалась, но папа опять не стал меня наказывать.
Он вместо этого бросил шкаф ремонтировать, проснулся и стал мой учебник по истории наизусть читать, там где про угнетенный класс рассказывается, который по-старому жить не хотел, в по-новому - тем более, а еще он сказал, что вот взяли они полбанки, а что дальше было - не знает.
А я вспомнил учебник и сказал наизусть, что к двум полбанкам надо брать два полмоста и два полтелеграфа.
А еще я спросил, а "проклятая" она откуда - из песни, которая "вставай проклятьем заклейменный" или как. И почему бабушка ему тоща, а мама и тете Зина из пятой квартиры - нет.

А потом я стоял в углу и думал, какая же это большая крынка попалась, если ее папа, дядя Женя и дядя Валера за столько лет всем угнетенным классом выпить не смогли и сейчас ее переходят. И решил, что когда мы с Юркой и Колькой вырастем и перейдем из третьего "А" класса в угнетенный, то мы им поможем, потому, что все дети должны продолжать дела всех своих отцов, это нам тетенька врач на уроках сексуальной информатики и политической анатомии говорила, у нее про это и книжка с картинками есть, мы ей верим.

 

СТЭМ ФПФЭ МФТИ Д. Гапотченко
1990-92

 

 

 

Продовольственная программа  -->>

 

Вспомнить прежние купюры образца 1961 года  -->>

С названиями на языках союзных республик

 

 

Hosted by uCoz